KnifeHelp / Вадим Денисов. Мастер кроется в деталях... Денисов вадим о ножах


Вадим Денисов - Таймыр. Трилогия

- Нет, я понимаю, что нож - инструмент важный и нужный! Но не до уровня фетиша! - командир Ми-второго сбросил на россыпь курумника последний вещмешок и тут же сел на него. Они ожидали Лапина возле избы метеостанции. Хозяина пока не было, наверное, сети проверяет.

Летчик закурил, по привычке отвернувшись от несуществующего ветра, и продолжил спор, начавшийся еще пару лет назад и реанимированный в полете:

- Ствол важней! Спальник, палатка. С таким набором всегда выжить можно. О них и заботиться следует в первую очередь…

Донцов выслушал тираду, глядя на мозолистые руки собеседника, в очередной раз подивился размерам громадных кулаков, устало возразил:

- Ну, какое выживание… Причем оно тут-то! Выживание есть незапланированный выброс человека в дикую среду обитания исключительно с обыденно носимым имуществом. Есть набор типовых случаев. Только пойми, Дамир, ни в одном из них человек реально не окажется с ружьем и спальником! А с ножом окажется, ибо он висит на поясе. С одним ножом, если влипший не дурак, и готов к такой беде - запросто сможет выжить. В зоне возможного выживания все определит наличие или отсутствие устойчивой привычки к постоянному и незаметному ношению ножа.

- Ну, все! Запел! Сам ведь не собираешься выживать с одним ножиком в руках! Вон как экипировался… - летун шевельнул ногой попытавшийся упасть вещмешок.

- Да я тут и жить не собираюсь! Это все для Лапина, чтобы он жил, да с максимальным удобством… Задание Родины выполнял, пока я за пиратами гоняться буду.

- Однако с ножиком не расстаешься даже на обустроенной станции! И на борту. А КВС вообще обязан изъять нож у пассажира на время полета…

- Да ладно тебе! Законник нашелся. Что это тебя разнесло - пассажирские перевозки вспоминать? Соскучился? - шутливо пригрозил Андрей.

- Чтоб тебя… Накаркаешь, - сплюнул пилот.

- А насчет вот этой, например, станции… - Андрей показал рукой на группу строений слева, - Ты знаешь самый типичный случай выживания? Он прост и страшен. Вахтовый дежурный подстанции ЛЭП или нитки газопровода, сторож базы, охотничьего домика, турбазы, вышел за порог сторожки, или балка, или подстанции, а вернулся к пожарищу! Начальники спохватятся только через срок смены, так как связь, один хрен, у нас не заработает толком никогда, сам знаешь.

- Да уж знаю… И тебя знаю столько лет. А понять не могу, ты уже вроде все знаешь о ножах. Ну, сейчас-то что тебя интересовать в них может? Что ты еще не познал?

- Мистики ножа, Серега… - Донцов потянул нож из кармана, картинно открыл его одной рукой, солнечный блик резанул по глазам.

Летчик аж привстал с мешка.

- Слышь, Дончак, может тебе коньячку почаще закачивать в бак? Или в отпуск нарезать, на юга? Какой еще мистики… Тебя уже глючит! Это же просто заточенная железка!

- Ладно, что спорить, сам-то, небось свою ласточку с винтом на башке по имени величаешь?

- Не, ну ты сравнил… Это же Машина! Родимая, кормилица! - при этом летчик простер огромную лапу к вертушке. Сам вертолет стоял на берегу и глупо пялился в темную синь северного моря тупыми стеклянными глазами.

- Вот нож все эти машины и выстрогал, образно, конечно. А мистика… Черт его, Дамир, знает. Древний инструмент, много всего вокруг него человечество накрутило. Надо думать, не без основания… Вот так вот.

- Ерунда все это! Мистику воспитывает традиция, преемственность, а ее тут нет, и быть не может. Нет эзотерического смысла, потребности в твоем воздействии на бытие. Ты в аварийной ситуации, если что, один куковать будешь, а потому природа с тобой и без мистики справится! И без ножа.

- Ладно, разойдемся краями… - предложил Донцов, - просто странно слышать это от кавказца, для которого "кинжал - это наше все!"…

Тут он увидел точку моторки, вылетевшую из-за края соседнего острова, и довольно сказал Ахниеву:

- Услышал. Вон, мчится!

Катер стремительно увеличивался в размерах, Игорь явно встревожился и гнал во всю прыть. Мужчины медленно пошли к воде, - встречать, а заодно "заявиться образом", пусть Игорь еще издали узнает, кто прилетел, и успокоится. Они дождались, пока резина корпуса шоркнет о черную гальку, после чего Андрей пошел придержать лодку, а Ахниев недовольно произнес:

- Кто кого встречать должен? Мы, понимаешь, торопились к нему, устали, как собаки, а ни чаю, ни пельменей нет, массаракш!

Обнявшись с Андреем, Игорь поздоровался с пилотом, и сказал, несколько смутившись от напора кавказца:

- Где же это я вам мясо возьму? - искренне удивился он. - Нет пельменей. А вот уха есть, - утром пару крупных гольцов взял… Пошли в дом, ребята.

- Уха тоже пойдет! - обрадовался Дамир, обладающий общественной характеристикой "горазд пожрать". - Ладно, не дуйся, кунак… Мяса мы с Донцовым тебе захватили немного, в следующий раз налепи! Где твой кот знаменитый? Сейчас отрежу и ему кусок, соскучился, небось, красной рыбой давясь…

Пока они хлебали еще горячую уху и пили крепкий чай с толстыми мягкими пряниками, покрытыми белой патиной сахарной пудры, Лапин рассказал о своих впечатлениях во время захвата сухогруза, своих мыслях по этому же поводу, ну, и о главном, так сказать, на закуску, - находке "автономной станции для мониторинга движения платины на острове Северный". Внимательно выслушав доклад, Андрей с трудом сбросил с коленей окончательно признавшего его кота и спросил у Игоря:

- У тебя есть, где подзарядить видеокамеру?

- Конечно. Вот преобразователь, вот розетка на 220 вольт, крышечку откинь, - Лапин указал перебинтованным указательным пальцем, где нажать.

- Что с пальцем? В носу, небось, ковырял?

- А… - отмахнулся Игорь. - Растяжки поправлял.

- Хорошо, не на правой…

Внимательно посмотрев на Донцова, Игорь быстро уточнил:

- Что, думаешь, мне стрелять придется?

- Да бог его знает. Сам понимаешь, по любому может повернуться… - честно пожал плечами Донцов. - Хорошо. Полчаса курим, потом собираемся и плывем на тот самый шпионский остров.

Дамир, не прекращая орудовать большой ложкой, недоуменно пробурчал:

- А что нам плавать-то? Вон, на "Мишке" и слетаем…

Вертолет принадлежал Комитету, и, в данный момент времени, был полностью подчинен Донцову для выполнение задачи. Однако он рассудил по-другому.

- Не стоит машину гонять. Да и берег надо бы осмотреть, причем с воды. А ты тут останься, - предупредил он желание летчика.

Через час всерьез озабоченный Донцов, так же, как Лапин несколько дней назад, внимательно изучал пластиковый контейнер, карябал ножиком камуфляж раскраски цветов германской полевой формы "фельдграу". Рядом сидел Игорь.

- Чудо враждебной техники, камрад… Четко все сделано, на совесть. Никаким ветром не сдвинет, - сообщил он.

- Вижу… А питание? Радиации тут нет? Мы с тобой не защелкаем? - спросил Андрей, оглядывая антенные устройства.

- Вчера замерял, уже ноль. Никаких рентгенов - литий-ионные аккумуляторы, очень качественные. Но и они не вечны.

- То есть, скоро приедут снимать? - повернул к нему голову Донцов.

- Надо думать, так. Или заменить батареи, если планируется дальше использовать тут… - Игорь подумал и сказал, - Все же, захотят просто увезти, я думаю. Такую акцию провернули… Чего им теперь светиться тут?

Закончив осмотр, Донцов включил видеокамеру и начал тщательно снимать устройство во всех ракурсах, не забывая показать его в ландшафте. Наконец он закончил, уложил камеру в поясной кейс, встал и спросил:

- Ну что? Назад поехали? Или еще что-нибудь из артефактов припас, а? Признайтесь, Штирлиц?

- Такого больше нету. Я все острова осмотрел. Знаешь, даже следов никаких нет, а ведь им надо было не на часок сюда заскочить - установить, настроить, проверить все… Как минимум, день работы!

- Профессионалы. Заранее отрабатывали процедуру.

Они уже возвращались назад к вертолету, когда Донцов очнулся от своих невеселых мыслей и услышал, как Лапин что-то уже давно отчитывается обыденным тоном:

- …Увидел я в этих ящиках какие-то кости. Фрагмент черепушки огромной с похожими на жернова зубами величиной в ладонь и несколько костей, размеры которых вызывают уважение к габаритам обладателя. Надо понимать, что кто-то нашел и собрал для транспортировки останки мамонта, да так и не собрался приехать за сокровищем! Что делать с этой находкой, я не знал и решил оставить все, как есть - для тебя. Надо будет связаться послезавтра с министерством культуры решить, куда девать всю эту "палеонтологию"…

Донцов резко остановился и удивленно поглядел на Игоря.

- Я вот, сколько тебя знаю, Лапин, не устаю удивляться твоему хладнокровию! Тут целый спецназ под боком орудует, пули вот-вот засвистят, а он о каких-то мамонтах вещает…

Игорь смутился и махнул рукой, другой проверяя карабин на плече, мол, чего там, пустяки какие. Подумаешь, спецназ! Отстоим, мол, клочок Родины, не оплошаем.

Андрей продолжил:

- Значит, так. Завтра тебе с Челюскина вышлю группу бойцов - человек пять. Сделаете классическую засаду. Это на первое время, а потом из города взвод спецназа из Бригады егерей прикатит, тут, как я вижу, проверять и проверять… Если курьеры нападавших, то не более трех человек, на большее тут и работы нет. Справитесь?

- Конечно, Андрей. Размещу ребят, покажу острова, помогу, чем смогу.

- Поможешь ты… - Донцов с опасением посмотрел на друга и вдруг сказал, - А может, забрать тебя отсель к чертовой матери? И мне спокойней будет.

Лапин потемнел лицом и тихо сказал:

- Оно мне надо? Сами разбирайтесь. Хотя… Ты что, кабан, сомневаешься, что я в лесу полезен буду, если что?

profilib.net

Вадим Денисов. Мастер кроется в деталях...

Вадим Денисов. Мастер кроется в деталях...

(Статья опубликована в журнале «Прорез» № 3, 2004)

 

Все, что по силам руке твоей — делай, потому что в могиле, куда ты пойдешь, не будет ни работы, ни мудрости, ни знания, ни размышления…

Эклезиаст

Почему я хотел услышать его советы? Потому что именно этот человек, по моему глубокому убеждению, делает ножи, максимально приближенные к моему же идеалу. Дорогие, очень качественные клинки из самых знаменитых материалов… Все это так. Главное же в том, что Илья Куликов, знаменитый ярославский мастер, великолепно делает именно «рабочие» ножи, искусно выдерживая тонкую грань «полевого дизайна». И я, как заядлый любитель и ценитель «дикой жизни в белых пятнах», давно смог оценить все прелести и достоинства его изделий. Кроме того, Куликов славен своим болезненным пиететом к тем самым «ножевым деталям», в которых и кроется дьявол…

Цель у меня была проста — выяснить, чем же отличается нож, изготовленный руками Мастера, от ножа, пусть и ручной работы, но… рядового?

И вот что он рассказал…

Красота появилась на Земле задолго до человека. Красота была абсолютная, а жила спокойно, но потом появились мы — люди. И красота начала исчезать, да не вся…

В один прекрасный день после очередного весеннего авитаминоза первобытный человек потерял сначала хвост, а затем и мощные клыки. Немного погоревав над потерями, человек стал изобретать орудия для своего выживания во все еще дикой, как и сам он, природе. Закопав хвост при помощи палки-копалки и прибив мамонта булыжником, человек задумался над проблемой разделки первой весомой добычи. Так и был изобретен НОЖ. Каменный, конечно. Сперва это был просто осколок кремня, с острым краем, кое-как приспособленный для реза.

Функцию свою он выполнял, но был груб и непритязателен на вид. И тут в человеке проснулась тяга к Красоте. Выкраивая время между охотой, едой и ловлей блох, он уходил в дальний угол пещеры и совершенствовал свое орудие, отжимкой добиваясь ровного края и симметрии сколов. И Новый Нож был уже красив.

Придумав рукоять, человек стал украшать и ее, все более усложняя орнаменты и совершенствуя технику обработки камня.

Он и так тратил на это достаточно много времени, но Красота требовала все больших жертв, в том числе многих часов короткой человеческой жизни, и ножей он делал мало…. Так вот и появился на свете Мастер.

В соседней пещере жило другое племя, чьи ножи отлично резали, но соседским работникам клинка было лень отделывать и разукрашивать обычный рабочий инструмент, — ведь он и так резал! А если и снисходили они до отделки, то была она кривой и малоинтересной. Однако делали они ножей много, а на еду меняли часто, благодаря чему быстро и с удовольствием плодились. Так появились Умельцы.

Вот и повелось с тех пор, что всегда мастеров мало, а умельцев — много. До сих пор все они продолжают делать свои ножи, но и те, и другие изделия выполняют свою прямую функцию — резать. Но только в ножах мастеров живет Красота.

Так давайте же с присущей нам эпилептоидной тщательностью разберемся, чем же отличается нож мастера от ножа умельца? Ответ очевиден — отношением к мелочам…

На разных этапах изготовления ножа применяется множество технологий и приемов. Им можно следовать полностью и точно, а можно и немного схалтурить… в мелочах. Для простоты и популяризации изложения давайте введем современный сленговый термин — «косяк», слово для восприятия легкое и веселое. «Косяк» — это небольшая недоделка, небрежность линий, фамильярное отношение к геометрии, или нарушение технологии, ведущая к утрате Красоты, но позволяющая экономить время. И искусственно веселые дядьки с Ямайки тут не причем.

Для однозначности повторим терминологию «ножевых частей» (рис. 1).

На какие «косяки» следует обратить внимание при анализе внешнего вида и свойств ножа, лежащего перед вами? Где искать их? Начнем с внешнего осмотра:

Общая геометрия

Посмотрев на нож со стороны обуха, мы легко определим, не кривой ли у него клинок? Все нормально? Отлично.

Затем мы определим его соосность с рукоятью в этой же проекции (рис. 2). Если обух имеет заточку, то заодно определим и ее симметричность. Теперь нож можно переворачивать.

Посмотрим на нож в профиль, с одной и другой стороны, — что здесь может быть порочного? Линия, отделяющая пяту клинка от ребра заточки с обеих сторон, должна быть абсолютно идентична «напарнице» с обратной стороны клинка и по степени наклона, и по «объемной» выраженности.

Само же ребро заточки (если оно есть, а клинок не имеет спусков от самого обуха) должно быть прямым, четким и равноудаленным от обуха с обеих сторон (рис. 3). Сами спуски должны быть выточены ровно, без волн.

Повернем нож режущей кромкой (в дальнейшем РК) кверху и взглянем на нее.

Радиусный переход РК в пяту клинка должен быть одинаков с двух сторон (рис. 4). Еще на пяте может находиться такая деталь, как «дулька», представляющая небольшую выточку в месте непосредственного перехода РК в пяту. Дулька — выточка может быть различной формы — полукруг, треугольник, а то и более сложной геометрии.

Предназначение дульки многие объясняют удобством заточки последних 1–2 мм РК (фото 1). Однако она имеет один существенный недостаток — в этой выточке могут застревать при перерезании различные волокнистые материалы, волокна веревок и ветоши, нити рыболовных сетей и другие плетеные (тканные) мишени. Да и сам факт необходимости заточки «последнего миллиметра», перехода РК в пяту, является весьма спорным. Какую такую узкоспецифичную операцию можно сделать именно этим «первым миллиметром», но нельзя сделать соседним с ним? А вот любителям подводной охоты при попытках перерезания сети, в которую может попасть ныряльщик, рыбакам и туристам дулька вполне может обеспечить несколько неприятных мгновений, достаточных, чтобы вспомнить классику: «Тятя, тятя наши сети притащили…» Ну, да не будем о грустном.

В этом разделе проверки ножа нам осталась только определить качество и степень заточки и равномерность ширины РК. Особое внимание обратите на заточку острия (носика) клинка.

Закончив с геометрией, переходим к отделке клинка.

Отделка клинка

Под этим несложным термином скрывается такое количество «косяков», что иногда становится страшно даже Мастеру. Клинок после термообработки принято обтачивать при помощи различных абразивных кругов или лент, последовательно переходя от более крупного абразива к мелкому. Абразив меняют только после полного исчезновения следов от предыдущего, более крупного, камня. Вроде просто? Не тут-то было! Начнем с того, что в последнее время стало модным вообще не обрабатывать такие части клинка, как пята и голомень, оставляя нарочитые следы окалины и вмятины — признаки «ручной» ковки. Это придает клинку некий «первобытно-деревенский» стиль и значительно упрощает жизнь шлифовщику (фото 2).

Но такой прием оправдан эстетически и идейно лишь при общей «первобытной» стилистике, ауры всего изделия, а не отдельно взятого клинка. Да и кто сейчас выковывает ножи полностью вручную? От пневматического молота таких следов не остается, там все гладко, уверяю вас… А на углеродистых клинках такие дизайнерские изыски — хорошая питательная среда для ржавчины, бактерий и неприятного запаха.

По шлифовке и последующей полировке можно найти много неявных, редко замечаемых деталей, существенно влияющих на общую оценку качества представленного вашему взгляду ножа. Начнем с обуха… Часто ли вы видели тщательно отполированный обух? А часто ли качественно отполируют нижнюю часть пяты? По моим наблюдениям, не часто, а совсем даже редко. Ну, а аккуратно обработать вышеупомянутую дульку способен только откровенный «маньяк-полировщик».

Теперь перейдем к самому, пожалуй, больному вопросу — рискам от наждака. При смене камня на более мелкий, следов от предыдущего абразива оставаться не должно! Но, вот тут-то и начинается самая откровенная халтура.… Где только они не «вылезают» эти риски, в любых местах! Хотя они и имеют характерные «излюбленные» зоны (фото 3).

Самая частая — место перехода спусков клинка в пяту, так как подлезть туда сложно. Гораздо проще махнуть рукой, чем тратить драгоценное время на эту ненужную (по мнению многих) «красивость». Далее идут области сразу под ребром заточки и под обухом, затем область острия и область спуска вблизи РК. Но это только самые распространенные, ведь бывают и другие места дислокации такого брака — обух, пята, дулька…

Все это еще терпимо на бегло отшлифованных «микроштрихом» ножах, там риски заметны только в косо падающих лучах света. Но при дальнейшей полировке ситуация ухудшается.

Самый жуткий вид столь ненавистные мной риски придают клинкам узорчатым после травления. Это всевозможные дамаски и булаты, ведь на них узор составляет неотъемлемую часть клинка и главную составляющую его декоративности. И вот по этой красоте бракоделы и «бьют рисками».

Кислота, используемая для проявления узора, травит риски в веселенький черный цвет, а с увеличением выдержки еще и углубляет их! При дальнейшей перешлифовке клинка от них очень трудно избавиться, посему проще их не замечать (не вам, конечно, — производителю). На режущие качества это не влияет, согласен… Однако представьте себе дорогую иномарку, на дорого и тщательно покрашенном кузове которой под слоем лака насыпана пыль, налипли соломинки, злят глаза царапины от гвоздей и пухлые воздушные пузыри… красиво? Так ведь на скорость это не влияет!

В таком случае остается только посмеяться над глупыми японцами, расходующими массу дорогого рабочего времени на полировку своих знаменитых катан. Однако закончим пока с полировкой, ибо эта тема бесконечна, как бесконечны и сами огрехи на этом этапе отделки.

У узорчатых сталей есть еще одна возможность «насажать косяков» — это травление. Остановимся на самом простом дефекте: своеобразная «белая сыпь» по всему клинку, своего рода «вторичные сифилиды» на дамаске. Ничего сложного и непонятного исследователю ножа — это всего лишь газовые пузырьки, осевшие на клинке в процессе травления. Нужно было просто шевелить клинок в травителе. Это трудно? Нет — лень.

Оторвавшись, наконец, от клинка, переходим к рукояти.

Ограничитель, гарда, больстер

Все это синонимы и обозначают они, как правило, металлическую пластину или колпачок, то есть деталь, отделяющую клинок от рукояти. Элемент монтажа, укрепляющий конструкцию и защищающий передний срез рукояти. Развитые гарды предотвращают соскальзывание ладони на клинок.

Начнем опять с геометрии, ведь клинок после монтажа может находиться не строго по центральной оси гарды (рис. 5).

При взгляде со стороны обуха больстер может быть неперпендикулярен клинку (фото 4).

Фаска на гарде с разных сторон может быть снята несимметрично. Наконец гарда может произвольно менять свое местонахождение, «ерзать», если она плохо закреплена. Сам переход клинка в гарду может быть оформлен по-разному и с различным качеством.

Иногда исследователю видно то, что видеть бы не надо… Плечики клинка и щели различной конфигурации (через которые вылезают совершенно незрелищные клеевые потеки), когда отверстие в гарде сделано больше толщины клинка. А это вообще недопустимо на качественном ноже.

Ответственное место в конструкции ножа — граница перехода больстера в рукоять. «Косяки» вылезают в этом месте часто и с большим удовольствием. Если клинок вклеен в рукоять, то самый частый огрех — следы клея или широкий клеевой шов, отличный по цвету от материала рукояти (фото 5). Сам больстер может быть немного шире, чем рукоять (или наоборот), и на их границе неизбежно появляется своеобразная ступенька. По отделке ограничителя много говорить не приходится, те же принципы, что и на клинке. Она или есть — хорошая, или ее нет совсем.

Что у нас идет дальше? Услада руки нашей…

Рукоять

И тут для умельцев самое широкое поле для своей ножевой деятельности. С монорукоятями вроде все просто, главное, следить за общей симметрией и отсутствием трещин. А вот с наборными рукоятями все гораздо сложнее, здесь на первый план выходит качество подгонки посадочных плоскостей.

Щели, клеевые швы, кривые или несимметричные границы, ступеньки в местах переходов различных материалов, люфт при поперечной нагрузке — это лишь самые частые и заметные недостатки. Особенно обидно и опасно, когда они появляются уже в процессе эксплуатации ножа.… Это возможные недоделки для рукояти того типа монтажа, что называют «всадным».

При пластинчатом монтаже вас так же может поджидать не один «косяк» (фото 6). И мы начнем опять с общей геометрии.

Пластины должны быть одинаковой толщины, формы, ну и, наконец, одного цвета.

Тщательность подгонки плоскостей прилегания пластин к хвостовику клинка совершенно явно указывает на степень мастерства изготовителя. При использовании заклепок они должны располагаться строго по середине рукояти, симметрично относительно клинка. Нередкое явление, когда заклепка, войдя с одной стороны строго по центру рукояти, выходит с другой стороны со смещением, а то и у края пластины. Если головки заклепок размещаются на одном уровне с поверхностью рукояти (заподлицо), то любые ступеньки в этом месте недопустимы: ваша рука быстро вспомнит этот брак!

Особо хочется отметить сколы материала рукояти (чаще всего дерева) в местах установки заклепок.

Различные инкрустации, резьба, ювелирные техники и нанесение на рукоять изображений самыми разными способами и технологиями вносят свой вклад в бесконечный перечень «косяков», и для их описания просто не хватит отведенного для этой статьи места. Ну и не забывайте про вездесущие риски, они ведь и на рукояти появляются, да еще и в самых непредсказуемых местах (фото 7).

Навершие

Требования к качеству исполнения навершия сходны с требованиями к гарде — точность подгонки, минимальный шов и качественная обработка.

Отверстие под темляк тоже может нести в себе много оценочной информации о мастерстве изготовителя. Просверлить это отверстие строго перпендикулярно рукояти — задача не из легких. А ведь надо еще постараться сделать эти отверстия симметричными с двух сторон и при этом избежать сколов материала. Иногда в это отверстие вставляется тонкостенная трубка, потом ее края развальцовывают. Тщательность, с которой выполнена эта операция, дорогого стоит…

В общем и целом нож как предмет «витринного анализа» мы разобрали, остались ножны и интересные аксессуары ценителя хорошего клинка — различные подставки и коробочки, но это тема уже для отдельной, причем немалой, статьи.

Ну вот, кажется, и все.

Конечно, множество тонкостей и деталей осталось за рамками этого разговора, но ведь и «косяки» подобны тараканам: их бесконечно много, они вездесущи, противны, плодовиты и также бессмертны.

Какой же из всего этого вывод: да очень простой — ножей без огрехов не бывает, нужно лишь хорошо искать. А вот если на их поиски (в конечном счете, бесполезные) уйдут годы, значит, перед вами лежит нож Великого Мастера.

 

Рис.1

Условные обозначения: 1. Полоса. 2. Клинок. 3. Хвостовик. 4. Пята. 5. Обух. 6. Скос обуха. 7. Пила обуха. 8. Голомень. 9. Дол. 10. Лезвие. 11. Ребро. 12. Острие. 13. Рукоять. 14. Черен. 15. Ограничитель рукояти. 16. Крестовина. 17. Навершие. 18. Канал рукояти. 19. Спинка рукояти. 20. Подпальцевые выемки рукояти. 21. Темляк. 22. Втулка рукояти. 23. Нижнее кольцо рукояти. 24. Верхнее кольцо рукояти. 25. Пуговка рукояти. 26. Плашка рукояти. 27. Заклепки. 28. Ребро жесткости. 29. Грани. 30. Боевая часть.

Рис.2

Рис.3

Рис.4

Фото 1

Фото 2

Фото 3

Рис.5

Фото 4

Фото 5

Фото 6

Фото 7

Фото 8

www.knifehelp.net

НОЖ КАК ЭЛЕМЕНТ НАЦИОНАЛЬНОГО КОСТЮМА / Разное

Нет, господа, речь не пойдет о ножах, которые носились во времена оны вместе с кафтанами, армяками и прочими поддевками. Предлагается рассмотреть нож не только, как инструмент или оружие, но как деталь, дополняющую мужской туалет - аксессуар в некотором роде. (В свое время Вадим Денисов поднимал эту тему на www.knife.ru). При этом сразу хочу оговориться - обсуждению подлежат ножи, не имеющие агрессивного предназначения. Про ножи для самозащиты уже не раp было сказано - выберите, наточите, НИЧЕГО этими ножами не делайте и НИКОМУ их не показывайте. Дай Бог, чтобы они вам не понадобились. Разговор пойдет о ножах, которые мы повседневно носим со своими двумя видами современной национальной одежды:

  1. Летняя (неофициальная) национальная одежда - джинсы, футболка, кроссовки, какая-нибудь куртка (в зависимости от погоды).
  2. Зимняя (официальная) национальная одежда - костюм, галстук, начищенные туфли.

Собственно говоря, на данные размышления меня подвиг именно переход с летней на зимнюю форму одежды. (Лекции начинаю читать по осени при парадном костюме, хотя весной все равно заканчиваю их читать в джинсах.)

Основная задача ножа, как некоторого дополнения к имиджу - подчеркивать индивидуальность владельца, ненавязчиво привлекая к себе восторженные взгляды женской половины общества и завистливые взгляды мужской. Т.е. нож должен появляться в руках хозяина не только в момент его использования, но и время от времени он, как бы невзначай, должен появляться в поле зрения друзей, подруг и коллег по работе. По моему мнению, нож, как дополнение национального костюма носится не в кармане, а ненавязчиво на виду. Вместе с тем, нож не должен слишком пристально привлекать к себе взгляды отдельных представителей мужского пола, патологически любящих ходить в серой одежде с погонами. (30.09.2003, 09:03:37)

ЛЕТНЯЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) НАЦИОНАЛЬНАЯ ОДЕЖДА. Дополнением данной формы одежды являются ТОЛЬКО складные ножи. Открытое ношение нескладного ножа в ножнах, висящих на джинсах и нагло торчащих из-под футболки, по-моему, может спровоцировать неделикатные вопросы у уже упомянутых владельцев серой формы. Как ни банально это звучит в данном обществе, но самым классическим дополнением как к летнему, так и зимнему варианту одежды является (чур, камнями не бросаться) швейцарский армейский нож. Здесь полный простор для выбора - Victorinox или Wenger, офицерская модель или солдатская, простенький набор инструментов в ноже или нож, который поперек себя шире. Очень важно здесь еще то, что под любой нож можно выбрать несколько видов чехлов - кордура, коричневая или черная кожа. Так что сочетать эти ножи с ремнем, ремешком часов и туфлями нет никакой проблемы. Плюс данных ножей еще и в том, что в них есть все необходимые дополнительные предметы (штопор!!!). Для любителей эстетики - обширное поле для фантазии дадут фирмы Laguiole, Opinel, Boker. Недостаток первой - не так легко найти фирменный чехол, недостаток второй - чехол стоит раза в два-три дороже самого ножа. Ну, и Opinel нужно выбирать номером 8-9. Если чуть выпендриться - можно с костяной рукояткой (дороже, но весьма стильно). Я для своего 12 чехла так и не нашел, да габарит у него для открытого ношения в городе еще тот! Про складники третьей фирмы много не скажу - личного опыта их использования нет. Вместе с тем выбор там богатый, качество, похоже, на высоте, чехлов разного вида - более чем достаточно. Имидж мастера на все руки (если они на самом деле растут там, где положено) определенно подчеркнет элегантный мультитул. Общее правило для всех складников - элегантный и фирменный чехол. Ножи с клипсой заткнутые за пояс или повешенные на карман - просто не опознаются окружающими за нож и, следовательно, не выполняют функции дополнения национального костюма. (Ох, щаз меня и бить будут!. Да люблю, люблю я Спаи, Бенчи, Колдстилы и прочие CRKT. Не о них сейчас речь.) И тут незаметно наступила поздняя осень, и мы переходим к

ЗИМНЕЙ (ОФИЦИАЛЬНОЙ) НАЦИОНАЛЬНОЙ ОДЕЖДЕ.Все, о чем я писал о складниках, может быть вполне отнесено и к официальному костюму. Как гласят рекомендации из мира моды - ремень, ремешок от часов, бумажник, туфли и чехол от ножа должны быть одного цвета. Чехлы - только кожа. Кордура с костюмом - батенька, это просто моветон! Но для меня необходимость влезть в костюм с галстуком сглаживается возможностью ношения с ним НЕСКЛАДНЫХ ножей. Здесь кроме чехла свою эстетическую роль играет торчащая из ножен рукоятка. По пунктам. ВО-ПЕРВЫХ, РАЗМЕР. В свое время Вадим уверял, что HELLE POLAR - максимум, что можно брать в качестве нескладного городского ножа. Не совсем соглашусь. Кисть руки у меня не очень большая, но этот ножичек у меня в ней утонул и работать им было явно неудобно (даже колбасу шинковать). Посему выбрал я для себя два других представителя скандинавской классики от HELLE - SKARPING и TROFE. Клинок 9 см, но ножи не выглядят агрессивно, особенно первый. Чуть позже, на защиту докторской диссертации (не ПО ПОВОДУ, а именно НА) прикупил себе Boker Integral Hunter (клинок 8,5 см, рукоять с накладками из туи).ВО-ВТОРЫХ, РУКОЯТЬ. По мне - лучше дерево, хорошее дерево.Карельская береза, кап, экзотические сорта - да чтобы узор почетче, поэлегантней. Хотя, возможно кость, рог будут смотреться ничуть не хуже. Пожалуй, требования переформулирую - рукоять только из натуральных материалов.В-ТРЕТЬИХ, НОЖНЫ. Естественно, только кожа. По мне, самыми удобными ножнами для городского ножа оказались ножны от HELLE - SKARPING с затягивающейся петлей вокруг рукоятки и свободным подвесом. Подвес - порадовал. При попытке сесть в компьютерное кресло с подлокотниками нож за них не цепляется. У HELLE TROFE и Boker Integral Hunter ножны с жестко закрепленной петлей. В результате нож висит на поясе ниже, чем SKARPING и иногда кончик ножен пытается выглянуть из-под пиджака вместо того, чтобы виднеться при расстегнутом пиджаке. Да и за подлокотники сильнее цепляются. Хотя выглядят все ножи куда как элегантно. Думаю, что и финны типа Roselli или Ahti как городские покатят на ура. Однако вместе с этими ножами небольшой Victorinox в кармане всегда - штопор и маленькие ножнички вещь нужная не менее часто, чем основной нож.В конце концов - давно авторучки, зажигалки, визитницы и т.д. стали не утилитарным предметом, а элементом моды, имиджа. И разрабатываются они исключительно тщательно именно с этой точки зрения. У нас до этого только начинают доходить. Но к ножам это не относится, и еще долго относиться не будет. Ладно в городе - в командировке у половины моих коллег ножа с собой нет. Дарил несколько "швейцарцев" - бесполезно. С собой не носится. Воспитывать народ и коллег по работе нужно. Чтобы В их устах вместо удивленно испуганной фразы "Ой, у него нож!" должно звучать "Интересно, какой нож СЕГОДНЯ он надел?". Женщинам, спрашивающим, почему у меня несколько ножей, которые я ношу по очереди, задаю контрвопрос: "Вы одну и ту же кофточку два дня подряд наденете? Нет. Так почему же я должен весь год ходить с одним и тем же : ?" Тогда начинают понимать. Прошу прощения за некоторую велеречивость. Великолепная тема, и очень своевременная. Действительно, стоит уйти от ножей-SD (про это уже ВСЕ сказано, и давно:) в более утилитарную сферу. В конце концов, и в былом личные ножи куда как чаще работали за столом, ибо столовые появились массово очень поздно. А ныне --функция "нож-имидж" доминирует полностью. НОЖИ И СТИЛЬ. В моменте есть НЕОЧЕВИДНЫЕ вещи, про которые почему-то не очень любят говорить, но всегда помнят сами:

1. Статусность социальная. Ведь уже то, что чел ухитряется носить небольшой стильный поясной нож, говорит о том, что он может себе это позволить. Причем не в фин. плане, а именно в социальном. Т.е., он не боится (как думают окружающие, - мотивированно, а это и есть одна из целей:) чинов, начальства (а, может, его и нету, на зависть:), сержантов УВД, псевдопацифистских рассуждений, он сторонится нервных дам, имея возможность общаться с адекватными:) У него определенный круг друзей и общения (настоящие мужики:) Часто он претендует и на роль "защитника". Это импонирует женщинам довольно часто. Это как-то градирует мужчин в случайном его окружении.

2. Общий стиль в одежде. Околоаутдорный стиль "Колумбии", все джинсы, "милитари", все "кармашистые" рубашки и куртки, "клубная одежда"- все это тянется от времен и задач быта, когда нож на теле - норма. Вполне естественно и дополнять "исходники" ножом. Другой вопрос, что не стоит останавливаться только на такой деталировке. К примеру, и я уже говорил об этом, галстук-боло чудесно дополняет стильный ножик, чуть отвлекает, подчеркивает и, в то время, дополняет его, если в стиль. Как и "зиппа", впрочем. Такой комплект помогает "входить" с ножом. Ну, тут масса вариантов. Один из очень любимых мной - дорогой ОПИНЕЛЬ - 8 в нагрудном кармашке соотв. рубахи.

3. Привлечение общего внимания. Очень согласуется с п.1. Тут и отделка и качество, раритетность, ну и, конечно, подарочные или памятные надписи и гравюры. Рассказы об истории путешествия или происшествия: На вечеринках - лишний повод к кучкованию и пересудам, невеселым думкам чужих жен и зависти коллег.

4. САМОДОСТАТОЧНОСТЬ. Принцип "подводной лодки". Особо, если он активно пропагандируется, вплоть до слухов и россказней. Мол, все свое и у него есть все и всегда! Т.е. в некотором роде: "не верь, не бойся, не проси". И вот уже девушка режет своего неукомплектованного кавалера локтем в бок: "иди, попроси ножик у Джона, вечно у тебя нет нех". То и треба ноженосцу.

5. Наличие устойчивого МУЖСКОГО хобби. Во времена нарастающих сексуально-аномальных попустительств - ЭТО греет душу и глаз "традиционникам". Наверное, есть и еще "неявные"моменты, кроме просто нашего желания и убитости на ножик, сразу и не охватишь мыслью.

knifefoto.narod.ru

Читать онлайн "ОСТРОВ. Вас защищает Таймыр" автора Денисов Вадим Владимирович - RuLit

А Лапин, небось, уже извелся…

– Нет, я понимаю, что нож – инструмент важный и нужный! Но не до уровня фетиша! – командир Ми-второго сбросил на россыпь курумника последний вещмешок и тут же сел на него. Они ожидали Лапина возле избы метеостанции. Хозяина пока не было, наверное, сети проверяет.

Летчик закурил, по привычке отвернувшись от несуществующего ветра, и продолжил спор, начавшийся еще пару лет назад и реанимированный в полете:

– Ствол важней! Спальник, палатка. С таким набором всегда выжить можно. О них и заботиться следует в первую очередь…

Донцов выслушал тираду, глядя на мозолистые руки собеседника, в очередной раз подивился размерам громадных кулаков, устало возразил:

– Ну, какое выживание… Причем оно тут-то! Выживание есть незапланированный выброс человека в дикую среду обитания исключительно с обыденно носимым имуществом. Есть набор типовых случаев. Только пойми, Дамир, ни в одном из них человек реально не окажется с ружьем и спальником! А с ножом окажется, ибо он висит на поясе. С одним ножом, если влипший не дурак, и готов к такой беде – запросто сможет выжить. В зоне возможного выживания все определит наличие или отсутствие устойчивой привычки к постоянному и незаметному ношению ножа.

– Ну, все! Запел! Сам ведь не собираешься выживать с одним ножиком в руках! Вон как экипировался… – летун шевельнул ногой попытавшийся упасть вещмешок.

– Да я тут и жить не собираюсь! Это все для Лапина, чтобы он жил, да с максимальным удобством… Задание Родины выполнял, пока я за пиратами гоняться буду.

– Однако с ножиком не расстаешься даже на обустроенной станции! И на борту. А КВС вообще обязан изъять нож у пассажира на время полета…

– Да ладно тебе! Законник нашелся. Что это тебя разнесло – пассажирские перевозки вспоминать? Соскучился? – шутливо пригрозил Андрей.

– Чтоб тебя… Накаркаешь, – сплюнул пилот.

– А насчет вот этой, например, станции… – Андрей показал рукой на группу строений слева, – Ты знаешь самый типичный случай выживания? Он прост и страшен. Вахтовый дежурный подстанции ЛЭП или нитки газопровода, сторож базы, охотничьего домика, турбазы, вышел за порог сторожки, или балка, или подстанции, а вернулся к пожарищу! Начальники спохватятся только через срок смены, так как связь, один хрен, у нас не заработает толком никогда, сам знаешь.

– Да уж знаю… И тебя знаю столько лет. А понять не могу, ты уже вроде все знаешь о ножах. Ну, сейчас-то что тебя интересовать в них может? Что ты еще не познал?

– Мистики ножа, Серега… – Донцов потянул нож из кармана, картинно открыл его одной рукой, солнечный блик резанул по глазам.

Летчик аж привстал с мешка.

– Слышь, Дончак, может тебе коньячку почаще закачивать в бак? Или в отпуск нарезать, на юга? Какой еще мистики… Тебя уже глючит! Это же просто заточенная железка!

– Ладно, что спорить, сам-то, небось свою ласточку с винтом на башке по имени величаешь?

– Не, ну ты сравнил… Это же Машина! Родимая, кормилица! – при этом летчик простер огромную лапу к вертушке. Сам вертолет стоял на берегу и глупо пялился в темную синь северного моря тупыми стеклянными глазами.

– Вот н о ж все эти машины и выстрогал, образно, конечно. А мистика… Черт его, Дамир, знает. Древний инструмент, много всего вокруг него человечество накрутило. Надо думать, не без основания… Вот так вот.

– Ерунда все это! Мистику воспитывает традиция, преемственность, а ее тут нет, и быть не может. Нет эзотерического смысла, потребности в твоем воздействии на бытие. Ты в аварийной ситуации, если что, один куковать будешь, а потому природа с тобой и без мистики справится! И без ножа.

– Ладно, разойдемся краями… – предложил Донцов, – просто странно слышать это от кавказца, для которого «кинжал – это наше все!»…

Тут он увидел точку моторки, вылетевшую из-за края соседнего острова, и довольно сказал Ахниеву:

– Услышал. Вон, мчится!

Катер стремительно увеличивался в размерах, Игорь явно встревожился и гнал во всю прыть. Мужчины медленно пошли к воде, – встречать, а заодно «заявиться образом», пусть Игорь еще издали узнает, кто прилетел, и успокоится. Они дождались, пока резина корпуса шоркнет о черную гальку, после чего Андрей пошел придержать лодку, а Ахниев недовольно произнес:

– Кто кого встречать должен? Мы, понимаешь, торопились к нему, устали, как собаки, а ни чаю, ни пельменей нет, массаракш!

Обнявшись с Андреем, Игорь поздоровался с пилотом, и сказал, несколько смутившись от напора кавказца:

– Где же это я вам мясо возьму? – искренне удивился он. – Нет пельменей. А вот уха есть, – утром пару крупных гольцов взял… Пошли в дом, ребята.

– Уха тоже пойдет! – обрадовался Дамир, обладающий общественной характеристикой «горазд пожрать». – Ладно, не дуйся, кунак… Мяса мы с Донцовым тебе захватили немного, в следующий раз налепи! Где твой кот знаменитый? Сейчас отрежу и ему кусок, соскучился, небось, красной рыбой давясь…

Пока они хлебали еще горячую уху и пили крепкий чай с толстыми мягкими пряниками, покрытыми белой патиной сахарной пудры, Лапин рассказал о своих впечатлениях во время захвата сухогруза, своих мыслях по этому же поводу, ну, и о главном, так сказать, на закуску, – находке «автономной станции для мониторинга движения платины на острове Северный». Внимательно выслушав доклад, Андрей с трудом сбросил с коленей окончательно признавшего его кота и спросил у Игоря:

– У тебя есть, где подзарядить видеокамеру?

– Конечно. Вот преобразователь, вот розетка на 220 вольт, крышечку откинь, – Лапин указал перебинтованным указательным пальцем, где нажать.

– Что с пальцем? В носу, небось, ковырял?

– А… – отмахнулся Игорь. – Растяжки поправлял.

– Хорошо, не на правой…

Внимательно посмотрев на Донцова, Игорь быстро уточнил:

– Что, думаешь, мне стрелять придется?

– Да бог его знает. Сам понимаешь, по любому может повернуться… – честно пожал плечами Донцов. – Хорошо. Полчаса курим, потом собираемся и плывем на тот самый шпионский остров.

Дамир, не прекращая орудовать большой ложкой, недоуменно пробурчал:

– А что нам плавать-то? Вон, на «Мишке» и слетаем…

Вертолет принадлежал Комитету, и, в данный момент времени, был полностью подчинен Донцову для выполнение задачи. Однако он рассудил по-другому.

– Не стоит машину гонять. Да и берег надо бы осмотреть, причем с воды. А ты тут останься, – предупредил он желание летчика.

Через час всерьез озабоченный Донцов, так же, как Лапин несколько дней назад, внимательно изучал пластиковый контейнер, карябал ножиком камуфляж раскраски цветов германской полевой формы «фельдграу». Рядом сидел Игорь.

– Чудо враждебной техники, камрад… Четко все сделано, на совесть. Никаким ветром не сдвинет, – сообщил он.

– Вижу… А питание? Радиации тут нет? Мы с тобой не защелкаем? – спросил Андрей, оглядывая антенные устройства.

– Вчера замерял, уже ноль. Никаких рентгенов – литий-йонные аккумуляторы, очень качественные. Но и они не вечны.

– То есть, скоро приедут снимать? – повернул к нему голову Донцов.

– Надо думать, так. Или заменить батареи, если планируется дальше использовать тут… – Игорь подумал и сказал, – Все же, захотят просто увезти, я думаю. Такую акцию провернули… Чего им теперь светиться тут?

Закончив осмотр, Донцов включил видеокамеру и начал тщательно снимать устройство во всех ракурсах, не забывая показать его в ландшафте. Наконец он закончил, уложил камеру в поясной кейс, встал и спросил:

– Ну что? Назад поехали? Или еще что-нибудь из артефактов припас, а? Признайтесь, Штирлиц?

– Такого больше нету. Я все острова осмотрел. Знаешь, даже следов никаких нет, а ведь им надо было не на часок сюда заскочить – установить, настроить, проверить все… Как минимум, день работы!

– Профессионалы. Заранее отрабатывали процедуру.

Они уже возвращались назад к вертолету, когда Донцов очнулся от своих невеселых мыслей и услышал, как Лапин что-то уже давно отчитывается обыденным тоном:

– …Увидел я в этих ящиках какие-то кости. Фрагмент черепушки огромной с похожими на жернова зубами величиной в ладонь и несколько костей, размеры которых вызывают уважение к габаритам обладателя. Надо понимать, что кто-то нашел и собрал для транспортировки останки мамонта, да так и не собрался приехать за сокровищем! Что делать с этой находкой, я не знал и решил оставить все, как есть – для тебя. Надо будет связаться послезавтра с министерством культуры решить, куда девать всю эту «палеонтологию»…

www.rulit.me

Открытый сайт Первой Русской конференции по холодному оружию

РАЗНОЕЛитературные опыты, шутки, приколы и прочая не поддающаяся классификации, но более серьезная информация на ножевую тему.

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМОчерк Вадима(Норильск) об одном весьма самобытном авторском изделии
    • ГРОМИЛАОчерк о карле-таежнике, написанный А.Евстигнеевым (Hlopez)
    • ЖИЗНЬ...Солдатская быль времен первой чеченской компании
    • НОЖ КАК ОБЕРЕГ? Коллекция невыдуманных историй, случившихся с участниками конференции rusknife
    • ПОЛЕВАЯ ЭСТЕТИКАРаздумья Вадима Денисова об отношении к ножу, природе вокруг себя, да и к себе, по сути...
    • ЗАВОДСКИЕ ИСТОРИИразумеется, на ножевую тему
      • ИСТОРИЯ ОДНОГО КАТАКЛИЗМАОтчет о работе совместной комиссии Агентства Национальной Безопасности США, группы экспертов ЮНЕСКО и стран-экспортеров нефти (ОПЕК) по итогам расследования происшествия на плато Путорана, п/о Таймыр. Автор -  Вадим (Норильск)
      • ОСТРЫЕ И ХОЛОДНЫЕОбзор, опубликованный в издании "КОММЕРСАНТЪ-СПОРТ" №204/П(2807), по количеству ляпов достойный рубрики "Врдные советы"
      • РЕАЛЬНЫЙ ЭКСТРИМОпыт выживания в лесу с ножами популярных в определенных кругах конструкций. Найдено Виталием предположительно на форуме Покровского Центра

  К началу страницы... 

knifefoto.narod.ru


Смотрите также