Книга Искусство заточки ножа (продолжение). Автор - Митин Сергей. Содержание - Сергей Митин ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ПРОДОЛЖЕНИЕ). Митин искусство заточки ножа


Сергиуш Митин - Искусство заточки ножа

Сергей Митин ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА

Удобней, производительней, да и безопасней работается острым ножом. Да, да, не удивляйтесь, пожалуйста! Работа сильно затупленным ножом требует приложения несравненно большей силы, попросту непропорциональной в отношении выполняемой работы. С другой стороны, если во время отчаянного, и поэтому не слишком точного «пиления» тупым ножом, он сорвется и угодит в какую-нибудь часть тела пользователя или кого-то рядом стоящего, то, как правило, окажется достаточно острым, чтобы поранить очень даже болезненно, а иногда тяжело.

Еще одна прописная истина: каждый нож, даже самый что ни на есть фирменный и дорогой, рано или поздно затупится, и надо будет его наточить, чтобы и далее работать им удобно и безопасно. А теперь наблюдение прямо из жизни: подавляющее большинство пользователей свои ножи точить не умеет и чужие — тоже, и поэтому все довольствуются в лучшем случае полуострыми, кое-как заточенными ножами. Не верите? Давайте убедимся вместе! Вынимайте нож, который сейчас находится в вашем кармане, и попробуйте им сбрить волос на предплечье. Не бреет? Ну тогда попробуйте разрезать лист обычной писчей бумаги, держа его другой рукой за один угол. Тоже не вышло? Все ясно, значит ваш нож просто не очень острый, мягко говоря. Или, вероятнее всего, совсем тупой, как следует из моих наблюдений. Потому что пару раз я даже статьи читал в журналах, авторы которых предлагали точить нож таким образом, что правильно это сделать, следуя их советам, было бы просто невозможно…

Ну вот, всех кругом обругал и расстроил, теперь самое время предложить что-нибудь конструктивное. Давайте-ка попробуем вместе сделать так, чтобы ваш нож мог и волосы на предплечье брить, и свободно висящий лист бумаги резать, как мой бреет и режет. И давайте начнем с самого начала!

Первое, с чем надо примириться, это расход нескольких десятков долларов на порядочные инструменты для заточки. Особенно если вы имеете несколько ножей или, тем более, целую их коллекцию. Истратить сотни долларов на сами ножи и пожалеть десятки на хороший инструмент для заточки — это уж очень напоминает народную мудрость о пресловутом «экономном», который, как известно, дважды платит… То же самое, что и купить сверх современный и сверх дорогой автомобиль и «экономить», заправляя его не таким горючим, как надо, а таким, которое удалось купить по дешевке.

Второе — примиритесь с тем, что никто за вас не наточит ваш нож так, как сделаете это вы сами при соответствующем уровне подготовки, и пользуясь соответствующими инструментами, конечно. Я, например, избегаю точить чужие ножи за деньги, за что знакомые на меня даже обиделись. Могу наточить нож близкому другу, бесплатно конечно. Сложный это вопрос, хотя, может быть, я его искусственно усложняю. Тогда просто не слушайте и делайте, как вам заблагорассудится, в конце концов, это же ваш нож. Можете послать его изготовителю, большинство известных фирм точит такие присланные ножи бесплатно или за символическую плату, намного дороже обойдется сама пересылка.

А вот то, что не надо точить нож на высокооборотном шлифовальном кругу — это уже не дело вкуса! Каждая сталь закаляется в определенных температурных условиях. Неконтролируемый нагрев во время заточки на шлифовальном круге, скорее всего, испортит ваш клинок необратимо. Макание в воду во время заточки ничего не меняет, тоненькая ленточка стали на самом-самом острие перегревается моментально! Да, производители точат ножи механически, на шлифовальных ремнях. Но, во-первых, они делают это с умом, на заточке сидят обычно самые квалифицированные рабочие. Во-вторых, подают эти ремни с малой скоростью. А главное, обратите, пожалуйста, внимание, как недолго держится фабричная заточка, хотя в самом начале нож действительно режет как бритва. Я проверял это много раз. После моей собственной заточки нож в 1,5–2 раза дольше будет резать, например, пеньковую веревку или, скажем, лист упаковочного картона, чем нож фабричной заточки, хотя в самом начале фабричная выглядит острее и режет более агрессивно. А вообще-то, для меня сам процесс заточки хорошего клинка на хорошем бруске — это мало с чем сравнимое удовольствие и отличное средство для приобретения или возврата душевного равновесия без помощи лекарств или алкоголя, что имеет не последнее значение в наш сумасшедший век.

Это было только вступление, теперь немного теории. Почему нож тупится при резке? В этом принимают участие два параллельных процесса. Первый — это отрывание микроскопических частичек стали от лезвия под действием силы трения. Проще говоря, лезвие стирается. Сталь клинка, конечно, намного тверже, чем большинство разрезаемых ножом материалов, поэтому она стирается намного медленней, в конце концов ведь дерево режут сталью, а не сталь деревом. Но все-таки понемногу стирается и сталь. Особенно там, где на нее приходится наибольшая удельная нагрузка — на самом краю лезвия, на его передней, режущей, кромке. Подчеркиваю, этот процесс происходит на микроуровне, поэтому и результаты его — микроскопические. Невооруженным глазом их не видно, и о затуплении ножа можно только догадываться по плавно возрастающему усилию, необходимому для резки. Но если бы только так наш нож тупился — очень редко нам пришлось бы его точить.

Беда в том, что при резке практически невозможно удерживать лезвие все время так, чтобы оно «атаковало» разрезаемый материал строго в направлении своей плоскости симметрии. Чуть-чуть рука дрогнет, лезвие наклонится под невидимым для глаза и невоспринимаемым для руки углом — и уже на его режущей кромке появляется боковая составляющая нагрузки. Этому же способствуют всяческие неоднородности в разрезаемом материале (а где вы видели строго однородный?!), например сучки в дереве или вкрапления частичек более твердых, чем сталь клинка, например песчинки в упаковочном картоне. Твердые вкрапления — это злейший враг остроты, потому что они и стирают сталь очень даже успешно, и одновременно безжалостно гнут режущую кромку. А немножко отогнутая от плоскости симметрии клинка, она уже «атакует» разрезаемый материал под неправильным, не нулевым, углом и под воздействием боковой составляющей гнется все дальше и дальше, и на какой-то стадии попросту отломится, оставляя на своем месте тупой участок лезвия. Вот это уже видно невооруженным глазом! Достаточно посмотреть на лезвие строго вдоль его плоскости при хорошем, падающем вдоль плоскости лезвия освещении. Острые участки режущей кромки имеют нулевую, с точки зрения человеческого глаза, ширину, и поэтому мы их не видим. А вот ширина тупых участков уже не нулевая, при хорошем освещении мы увидим их как светлые блестящие отрезки. Как видите, все очень просто, если разобраться. Поэтому всяческие рекламные ухищрения некоторых российских производителей, которые в фабричных данных подают какое-то там числовое значение ширины режущей кромки в микронах или их долях, кажутся мне попросту смешными. «Много это или мало?» — спросил меня друг после приобретения такого ножа. «Откуда я знаю?» — ответил я, и это было чистой правдой, я действительно не знаю. «Режет твой нож хорошо?» «Совсем не режет!» — друг ответил. «Значит, много точить надо». «Ну наточи». Я и наточил, теперь режет нормально, а сколько там этих самых микрон — да кому это интересно?!

Так вот, эти два процесса воздействуют на лезвие параллельно и одновременно, закругляя его режущую кромку и придавая ей хаотическую, случайную форму вместо правильного режущего клина. Значит, мы должны:

1. Восстановить правильный режущий клин.

2. Отшлифовать его до соответствующей чистоты (гладкости) образующих поверхностей.

Я почему все это так подробно и, может быть, нудно объясняю? Потому что это журнал для любителей и ценителей ножей, а нет настоящего любителя, который не хотел бы стать знатоком того, что любит. Если вы вгрызетесь во все эти мои скучные рассуждения, поймете их (это все очень просто, только надо присмотреться внимательно!) и хоть бы раз примените на практике, тогда вы всегда сможете наточить любой нож на любом бруске. Конечно, плохой нож на хорошем бруске наточить можно легко и просто, хороший нож на плохом бруске — хммм, но резать будет. Искусство заточки — это как умение плавать или ездить на велосипеде: кто научился, тот всегда будет уметь и даже после долгого перерыва быстро освежит свои навыки несколькими упражнениями.

Я довольно долго думал, с чего начать — техники или инструментов? На первый взгляд логично было бы сначала купить инструмент, чтобы было на чем учиться. Потом все-таки решил, что давайте сначала освоим технику. Какой-нибудь кухонный нож и простенький брусок найдутся в каждом доме, вот давайте на них и попробуем. Купить дорогой фирменный брусок и с разбегу испортить на нем еще более дорогой фирменный нож вы всегда успеете. Тем более что обещаю — «первых блинов комом» у вас может получиться достаточно…

Я буду показывать все на алмазном бруске американской фирмы DMT, но техника заточки ничем не отличается от работы на любом другом, разница может проявиться только в количестве усилий и качестве конечного результата.

Важно, чтобы брусок был достаточно длинный, как минимум полторы, а лучше две длины клинка. Алмазный может быть немножко короче, потому что шлифует быстрей и эффективней, но чтобы освоить правильно основное движение, лучше всего учиться да длинном бруске. Ширина бруска играет второстепенную роль. На широком бруске удобней работать и меньше вероятность «упустить» клинок за пределы бруска, что может повредить его боковую поверхность или лезвие. Думаю, что двухдюймовой (5 см) ширины брусок был бы в самый раз.

Садимся удобно, можно работать и стоя, но рабочий стол должен иметь тогда соответствующую высоту. Брусок кладем на специальную подкладку, чтобы не повредить, не поцарапать поверхность стола и чтобы брусок по нему не ездил. Если нет специальной, сойдет обычная тонкая листовая резина, помягче. Сориентируйте теперь брусок так, чтобы вам удобно было выполнять основное движение. У меня лучше всего получается, когда брусок «смотрит» одним концом на меня, а нож движется по нему к себе и от себя. На это нет готового рецепта, кому-то другому может быть удобней выполнять движение справа налево и слева направо. Направление движения не имеет значения, лишь бы правильно.

Важно, чтобы лезвие всегда двигалось по бруску в направлении перпендикулярном режущей кромке в месте соприкосновения. В действительности это очень трудновыполнимо, допускается, чтобы угол между режущей кромкой и лезвием был немного меньше 90 градусов. А вот вдоль режущей кромки — ни в коем случае! Дело в том, что абразивные зерна бруска оставляют на лезвии канавки, тем более мелкие, чем более мелкий брусок, но они всегда есть, и до конца от них избавиться не удастся никогда. Да от них и не надо избавляться. Будучи направленными поперек или под большим углом к режущей кромке, они придают лезвию форму типа микропилочки, что увеличивает эффективность резки. Насколько микроскопическая эта пилочка будет — уже зависит от вас, мы к этому вопросу еще вернемся. А вот если вы сориентируете эти канавки вдоль режущей кромки, то они ни чем не помогут при резке. Хуже того, режущая кромка лезвия по ним отломится по первому требованию. Не забывайте, пожалуйста, что это только тонюсенькая ленточка, хоть и прочной высококачественной стали. Каждый, кто когда-нибудь «упражнялся» в заточке ножей на дурацком приспособлении, сложенном из двух взаимно входящих в себя пакетов стальных или карбидных кружков, прекрасно знает, что на таком изобретении нож точится очень легко и быстро… только вот тупится еще легче и еще быстрей. Поэтому вы поступите очень мудро, далеко обходя всяческие инструменты, предназначенные для того, чтобы скрести лезвие вдоль режущей кромки. Тем более не стоит делать этого обыкновенным бруском.

Устанавливаем лезвие задней его частью (пяткой). Угол между центральной плоскостью (не боковой поверхностью!) клинка и рабочей поверхностью бруска в пределах около 20 градусов будет в самый раз для подавляющего большинства рабочих, туристических и охотничьих ножей. Под большим углом есть смысл точить только мачете, предназначенные по определению для рубки, а не для резки. Под меньшим углом можно рискнуть наточить только кухонные ножи и то только дорогие, с клинками из действительно хорошей и хорошо закаленной стали. Лезвие клинка кое-как закаленного, будучи заточенным под слишком острым углом будет легче загибаться и крошиться. Как надо регулировать соотношение между механической прочностью лезвия и его режущими способностями, мы обсудим позже. Пока что примите, что поверхности, образующие режущую кромку вашего лезвия, должны сходиться под углом около 40 градусов, значит, по 20 градусов в каждую сторону от плоскости симметрии клинка. Не важно, чтобы это были точно 20 градусов, важно удерживать этот угол постоянным все время при заточке.

Устанавливаем лезвие под углом 20 градусов к поверхности бруска и ведем по нему лезвием вперед, постепенно перемещая точку соприкосновения в направлении острия. Так, чтобы когда дойдем до конца бруска, как раз одновременно дойти до острия. В конце прохода острие должно остаться на рабочей поверхности бруска, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы клинок с него сорвался. Срыв поцарапает боковую поверхность клинка, а знатоки, осматривая ваш нож, сокрушенно покачают головой. Чтобы удержать постоянный угол заточки, вам придется немного приподнимать рукоять над столом, когда вы дойдете до места, где лезвие имеет дугообразную форму, до его «брюшка». Иначе на «брюшке» угол заточки окажется более острый. Простой пример. Спускаетесь с горы на лыжах и начинаете сворачивать в сторону от линии спуска — скорость уменьшается потому, что уменьшается угол наклона ваших лыж относительно горизонта. Брусок — это ваш горизонт, клинок — это ваша гора, а угол заточки — это угол между лыжами и горизонтом. Чтобы сохранить скорость, отворачивая от линии спуска, вам пришлось бы наклонить гору, что, конечно же, невозможно. А вот наклонить клинок, приподнимая рукоять — это всегда пожалуйста! И угол на «брюшке» тогда останется постоянным. Посмотрите внимательно на иллюстрации: видите, как я приподнимаю рукоять, когда дохожу до «брюшка»?

Когда вы дойдете до острия, клинок надо вернуть на исходную позицию и повторять это основное движение много-много раз, сохраняя угол заточки постоянным. Важно всегда вести клинок по бруску лезвием вперед. Дело в том, что, стирая сталь, абразивные зерна бруска одновременно как бы «тащат» ее за собой (сталь ведь тоже имеет какую-то там текучесть или пластичность!), образуя на лезвии заусенцы. Если вести клинок по бруску лезвием назад, то заусенцы эти получатся намного больше и избавиться от них будет намного трудней. Поэтому правило — всегда лезвием вперед! Но правила для того и изучают, чтобы знать, когда их можно нарушить. Вот это как раз можно нарушить во время профилирования правильного режущего клина. Потом, когда будем его шлифовать до требуемой чистоты поверхности, то уже ниии-зяяя! Но об этом позже. А пока что давайте себе упростим задачу. Когда дойдете до острия, повторите все основные движения в обратном порядке, как в пущенном задом наперед фильме. А потом опять вперед, и так далее. Тогда вам не придется каждый раз снова устанавливать лезвие под нужным углом, достаточно его удерживать постоянным, а это немного легче. Да и работа пойдет быстрей.

Важно: не надо стараться ускорить работу, сильнее нажимая на брусок. Господь Бог так сконструировал человека, что его движения бывают или сильные, или точные, но никогда не одно и другое сразу. Нажимая сильнее, вы теряете точность, с которой надо удерживать угол заточки и это, скорее всего, сведет все ваши усилия на нет. К тому же вы только немного ускорите шлифовку лезвия. А вот износ бруска ускорите, как следует! Абразивные зерна очень твердые и сломать их вам, конечно же, не удастся. Но, прикладывая большое усилие, вы будете выламывать их из более мягкой матрицы бруска. Таким образом, ускорите его износ, а еще больше — засорение частичками стертой с лезвия стали.

Как долго будем так вот шлифовать лезвие? До тех пор, пока на его обратной стороне не появится явно чувствующийся заусенец по всей длине лезвия. Важно: не надо пробовать ускорить работу, шлифуя только те участки, где заусенец еще не появился. Таким образом выпрофилированная режущая кромка не будет совпадать с плоскостью симметрии клинка, будет хуже резать, а затупится быстрее. Равномерно, плавными движениями шлифуем наше лезвие, пока на всей его длине не появится непрерывный заусенец. Это значит, что одна образующая поверхность нашего режущего клина уже готова, теперь она плоская и в каждой точке лезвия встретилась с противоположной его образующей, пока еще имеющей хаотическую форму. Теперь давайте перевернем клинок другой стороной и повторим все сначала на противоположной образующей поверхности лезвия. Опять же шлифуем плавными движениями, можно вперед-назад, пока не появится непрерывный заусенец на всем протяжении той стороны лезвия, которую мы обрабатывали сначала. Это значит, что теперь и другая образующая поверхность нашего лезвия стала плоская и в каждой точке встретилась с противоположной. Эти две поверхности как раз и образуют режущий клин нашего лезвия, а линия их соприкосновения — его режущую кромку.

И на первый урок это все! Вообще-то уже можно постараться избавиться от заусенца и работать заточенным ножом. Можно, но пока не нужно. Потому что профилировать режущий клин лучше всего на крупноабразивном бруске, просто он шлифует быстрей. Но он имеет крупные зерна, которые оставляют в стали клинка глубокие и широкие канавки. Наше лезвие теперь больше напоминает пилку, ее зубчики отлично видны даже невооруженным глазом. В некоторых случаях такое лезвие режет даже более эффективно, чем гладко отполированное. Но оно очень недолговечное, сравнительно крупные зубчики принимают при резке нагрузку в виде микроударов, довольно-таки легко крошатся, оставляя после себя совершенно тупое лезвие. Чтобы успешно работать ножом, надо еще отполировать лезвие до требуемой чистоты (гладкости) образующих поверхностей. Как это сделать — об этом поговорим в следующем номере журнала. Поэтому не стараемся избавляться от заусенца, откладываем наш пробный нож и до встречи в следующем номере!

Иллюстрации

1. Начинаем проход от задней (ближе к рукояти) части лезвия.

2. Когда доходим до места, где лезвие загибается дугой — его «брюшка», начинаем плавно приподнимать рукоять ножа, чтобы сохранить постоянный угол заточки на всей длине лезвия.

3. В конце прохода острие должно остаться на бруске.

4. Когда управимся с одной стороной лезвия, переворачиваем клинок противоположной и повторяем все сначала (5 и 6). 

Вот так выглядит увеличенно лезвие тупого ножа (1), ножа с правильно выпрофилированным режущим клином (2) и законченное лезвие хорошо заточенного ножа (3)

Так происходит затупление ножа на микроуровне. Сначала боковое усилие при встрече с неоднородностью материала или твердым вкраплением немножко отгибает режущую кромку от плоскости симметрии клинка (2). Теперь уже она подвержена боковой нагрузке даже при нормальной резке и потому загибается все дальше и дальше (3), пока не отломится (4).

Чтобы снова выпрофилировать правильный режущий клин, надо сошлифовать все, что я зачернил на рисунке. А это все-таки твердая сталь — представляете, сколько перед вами работы?!

Устанавливаем клинок так, чтобы угол между его плоскостью симметрии и рабочей поверхностью бруска был около 20 градусов. Ведем клинок острием вперед.

Клинок надо вести по рабочей поверхности бруска так, чтобы направление движения всегда было, как можно, ближе к перпендикулярному относительно линии режущей кромки лезвия в точке соприкосновения

Оглавление

  • Иллюстрации
  • ip247.ip-144-217-51.net

    Сергиуш Митин - Искусство заточки ножа (продолжение)

    Сергей Митин ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

    В прошлом номере журнала мы рассмотрели, почему нож тупится и как надо восстановить правильный режущий клин его лезвия. Как я уже говорил, после восстановления правильного режущего клина заточенным ножом уже можно работать, если избавиться от заусенца.

    Тут надо разобраться, а зачем вообще от заусенца избавляться и почему он такой зловредный? Да именно потому, что это заусенец и образует его сталь, «вытянутая» аж до предела своей пластичности (текучести). Вытягивают ее содержащиеся в бруске абразивные зерна с помощью силы трения, это понятно. А до предела текучести потому, что те частички стали, которые этот предел пересекли, уже оторвались в процессе заточки. А те, что остались и образуют заусенец, оторвутся по первому «требованию», как только нагрузим этот самый заусенец хоть чуть-чуть при резке. Тем более что форму он имеет нерегулярную, случайную, завернут на одну или другую сторону лезвия и атакует разрезаемый материал под далеко не нулевым к плоскости симметрии лезвия углом. Не верите? Попробуйте сами! Резаните таким лезвием с заусенцем, например, лист толстого упаковочного картона. У-у-у, режет, как бритва! Потому что нерегулярная форма заусенца придает ему свойства микропилки. А теперь еще раз. Чувствуете разницу? Заусенец, образованный едва держащимися на месте частичками стали оторвался, оставляя на своем месте довольно-таки тупую и к тому же хаотически выглядящую режущую кромку. Почти как перед заточкой, стоило ли столько стараться! Вот именно поэтому и надо от него избавиться любой ценой. Вообще-то в действительности совсем избавиться от него не удастся никогда, а вот свести его к минимуму можно постараться. Именно этим мы и займемся в конце заточки. А пока что давайте попробуем отшлифовать наш режущий клин до требуемого уровня гладкости (чистоты) образующих поверхностей.

    А какой именно уровень надо было бы принять за соответствующий? Хороший вопрос! Смотря для какой работы. Сейчас я опять, как следует, позанудствую с теоретическими рассуждениями. Присмотритесь, пожалуйста, внимательно, как вы режете разные предметы. Дерево строгаете, перемещая острие в направлении поперек линии его режущей кромки, так же очиняете карандаши, так же бритва наступает на волосы при бритье. Давайте назовем это «чистым строганием». А вот свежий хлеб или спелые помидоры лучше всего резать, перемещая лезвие только вдоль линии режущей кромки, как пила перемещается относительно бревна или коса относительно травы. Чтобы как-то отличать это действие, давайте назовем его «чистым пилением», хотя в основе настоящего пиления лежит совсем иной процесс. Для чистого строгания — чем более гладко лезвие отшлифовано, тем более долговечным оно окажется. Это нормально. Всегда что-то ломается тем легче, чем больше выступает — и в технике, и в человеческом сообществе. Достаточно выровнять режущую кромку «в ниточку», без выступающих, оставленных абразивными зернами зубчиков и канавок между ними, — и нечему будет ломаться! Обратная сторона медали — настолько гладко отполированное лезвие не «пилит», попросту нечем ему «пилить», раз нет зубчиков. Поэтому при любом способе резки, отличном от «чистого строгания», такое лезвие режет заметно менее агрессивно. А чтобы резало агрессивнее, иначе говоря «пилило», надо эти зубчики образовать, а точнее не слишком стараться от них избавиться. Потому что после профилирования режущего клина на грубом бруске это даже не зубчики, а настоящие, видимые невооруженным глазом, зубья. Но они у нас выкрошатся, оставляя на своем месте тупое лезвие, если мы начнем резать что-нибудь потверже свежего хлеба или спелых помидоров. А ведь рабочий, охотничий или туристический нож — это инструмент универсальный. К тому же большинство реальных процессов резания в действительности состоит из «строгания» и «пиления», только в разных пропорциях. До какой же величины надо уменьшить зубчики, чтобы лезвие хорошо служило?

    Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Я вообще-то всегда стараюсь отполировать лезвия своих ножей как можно более гладко. Ну, скажем, не до зеркального блеска, это уже был бы перебор, но близко к этому — всегда пожалуйста! Нож режет немножко менее агрессивно, но в то же время намного лучше, чем среднестатистический полуострый, а вот заточку сохраняет намного дольше, чем при «шершавом», сначала агрессивно режущем, лезвии. Но это дело вкуса, тут нет готовых рецептов. Все зависит от применения ножа, стали клинка, толщины лезвия, склонностей и привычек пользователя. Проще говоря, я вам расскажу, как отшлифовать лезвие до любого уровня, а вот какой вас больше устраивает, это уж вы решите сами, на основе практики. Ладно?

    Тогда конец теории, и беремся за работу. Вообще-то мы не будем делать ничего нового. Просто возьмем брусок помельче и повторим все, в чем практиковались в предыдущем номере. Начинаем от той стороны лезвия, в которую «смотрит» образованный нами заусенец. Шлифуем движениями только лезвием вперед, одновременно стараясь этот самый зловредный заусенец уменьшить. Теперь наша главная задача — удерживать постоянный угол заточки — несколько упростилась. Старайтесь почувствовать, как ваше лезвие «идет» по бруску, рука в этом случае оказывается чувствительней, чем глаз. Помните, что теперь вы шлифуете правильную плоскость. Если лезвие соприкасается с рабочей поверхностью бруска именно этой плоскостью, то вы почувствуете, что оно как будто «тащится» с сопротивлением. Если только вы наклоните клинок в одну или другую сторону, то потеряете плоскость соприкосновения и ваше лезвие пойдет по бруску какой-то кромкой: или режущей, или задней, той, что находится между образующей поверхностью лезвия и спуском; и вы сразу почувствуете, что лезвие «пашет» по бруску.

    Шлифуем, пока заусенец не появится по всей длине противоположной стороны лезвия. Очень важно: если мы правильно выпрофилировали режущий клин в самом начале, то заусенец должен появиться по всей длине лезвия одновременно! Если не появился, значит или наш клин образуют не совсем плоские поверхности, или линия их соприкосновения — режущая кромка — не везде совпадает с плоскостью симметрии клинка. Или все сразу…. В этом случае нет смысла «бороться» дальше потому, что такая заточка все равно не будет до конца правильной. Давайте уж лучше сделаем все еще раз, но как следует. Поэтому не нервничайте, берите грубый брусок и начинайте все сначала. А вот если заусенец появился по всей длине лезвия одновременно, скажем в течение 10–15 проходов, значит, первый урок вы выполнили на отлично!

    Теперь переворачиваем клинок и точно так же шлифуем обратную сторону лезвия до появления заусенца по всей его длине. И снова он должен появиться по всей длине практически одновременно, что будет свидетельствовать о правильной форме режущего клина и с этой стороны.

    Вот теперь, если избавиться от заусенца, то нашим ножом уже в действительности можно работать. Если вторая стадия шлифования лезвия была проделана на достаточно мелкозернистом бруске, то такая заточка будет совсем неплохо работать на подавляющем большинстве универсальных ножей общего применения. Однако я стараюсь отшлифовать лезвия своих ножей еще более гладко и заканчиваю обычно на бруске, соответствующем более мелкой наждачной бумаге. Я уже объяснял, почему…

    Если вы решите повторить мой способ заточки, то возьмите более мелкий брусок и повторите все сначала на обеих сторонах лезвия. Теперь уже только слепой не заприметил бы, что с каждой сменой бруска величина заусенца заметно уменьшается. И это еще одна причина для того, чтобы отшлифовать свое лезвие по возможности более гладко.

    Когда вы уже решите, что ваше лезвие отшлифовано достаточно гладко и соответствует предусмотренному применению ножа, а также вашим требованиям и привычкам, давайте постараемся избавиться от заусенца. Он свою службу уже сослужил, показывая нам, когда надо переворачивать лезвие обратной стороной или менять брусок на более мелкий. Теперь от него одни неприятности и надо их постараться уменьшить настолько, насколько только можно. Берем самый мелкозернистый брусок, какой только имеется в нашем распоряжении, независимо от того, до какой степени гладкости (чистоты) мы хотим отшлифовать наше лезвие. Мы ведь уже не собираемся далее шлифовать лезвие — только снять заусенец. Проводим лезвие по бруску режущей кромкой вперед один раз — одной стороной, потом другой и так далее, меняя сторону после каждого прохода. Довольно-таки много раз. Не нажимаем сильно на клинок даже в самом начале, а с каждым последующим проходом уменьшаем нагрузку еще и еще. Последние проходы делаем, едва дотрагиваясь лезвием до бруска. Пожалуйста, обратите особое внимание именно на эту завершающую фазу заточки. Еще в старину говорили, что конец — делу венец. А ведь тогда не знали таких износоустойчивых сталей, как современные высоколегированные нержавеющие! Да, да. Не удивляйтесь, пожалуйста. Заточка и затупление лезвия имеют в своей основе один и тот же процесс — износ и стирание стали. Только тупится лезвие хаотически, случайно, а вот заточить его надо, стирая сталь под точным контролем. А в остальном никакой разницы. Сталь, которая легко точится, будет легко тупиться и наоборот. А та, которая легко точится и трудно тупится, существует только в мечтах любителей ножей и в рекламе их производителей.

    Должен вас сразу предупредить, что совсем избавиться от заусенца на лезвии марочного, изготовленного из современной нержавеющей «суперстали» клинка, вам будет очень и очень трудно. В какой-то стадии работы может даже показаться, что заусенец вообще больше не уменьшается (можно его легко почувствовать, проведя пальцем поперек — не вдоль, порежетесь! — режущей кромки лезвия) и последующие проходы только переваливают заусенец с одной стороны лезвия на другую.

    Особенно, если вы стараетесь заточить хороший нож на плохом бруске. Поэтому лучше всего сразу купите хороший, мы поговорим о них в одном из следующих номеров журнала.

    Еще несколько практических советов как эффективней и чище избавиться от заусенца.

    Чистый брусок шлифует лучше, чем засоренный частичками стертой стали, и меньше тащит металл за собой. Поэтому перед последней стадией заточки — снятием заусенца — постарайтесь очистить ваш брусок настолько, насколько можно. Как это сделать, поговорим, рассматривая конкретные типы абразивов, а пока скажу, что мытье в воде смешанным с песком мылом должно помочь даже в случае самых дешевых и капризных брусков.

    Сухой брусок шлифует лучше, чем намоченный водой или маслом. Когда вы его «умоете», не смачивайте больше и работайте на сухом. На некоторых типах абразивов при основном процессе заточки так работать нельзя потому, что сразу засорите их намертво частичками стертой стали. Но даже на этих брусках можно сделать несколько десятков проходов с малым нажимом, необходимых для снятия заусенца, насухо. Ничего с ними не случится, потом вычистите.

    Алмазный брусок снимает заусенец лучше, чем керамический или из природного камня. Это понятно: алмазные абразивные зерна имеют более острые режущие грани и поэтому лучше шлифуют и меньше тащат металл за собой.

    Дополнительный способ снятия заусенца: можно «поправить» лезвие на туго натянутом кожаном ремне или куске кожи, положенном на плоскость, проводя его режущей кромкой назад так, как правят опасные бритвы. Лично я этот способ не использую хотя бы потому, что могу отлично наточить любой нож на имеющихся в моем распоряжении брусках. К тому же это палка о двух концах. Неопытный точильщик легко может проглядеть момент, когда правка начнет заворачивать тонюсенькую ленточку стали на передней части режущей кромки и будет тупить лезвие вместо его заточки. А опытному — правка ни к чему, брусками отлично обойдется.

    А вот мусат — это штука полезная! Помните, в предыдущем номере я показывал на рисунках, как постепенно загибается в процессе резки режущая кромка? Отлично! Давайте ее выправим в одну прямую линию и опять установим вдоль плоскости симметрии клинка, пока это еще можно сделать. Поверхность хорошего мусата должна вообще-то быть гладкой, все посеченные продольными мелкими ребрами современные изобретения — это одна большая ошибка. Дело в том, что мусат совсем не стирает сталь с лезвия. Проводя по нему лезвием от пятки к острию — и обязательно лезвием вперед — мы ровняем режущую кромку, только и всего. Поэтому-то всяческие ребра на мусате совершенно ни к чему. А если нет под рукой мусата, то сойдет даже обратная сторона — обух другого клинка, лишь бы был гладкий, прямой и достаточно твердый. Она ведь там совсем тоненькая, эта самая кромка, а площадь соприкосновения с сильно выгнутой поверхностью мусата очень маленькая. Значит, давление на стали получается огромное, поэтому работайте «с чувством, с толком, с расстановкой», как поучал классик. Иначе быстренько завернете свою режущую кромку в другую сторону и достигнете обратного эффекта: погнете ее еще больше вместо того, чтобы выправить. Только несколько проходов туда-сюда, одной стороной-другой, попеременно, по разу. И ваша режущая кромка, опять прямая и сориентированная вдоль плоскости симметрии клинка, прямо-таки содрогнется от удовольствия и благодарности. А отблагодарит вас тем, что правленый после каждой сколько-нибудь серьезной резки нож не надо будет точить на абразиве долго-долго. А теперь определенная ересь, потому что это не научно, но подтверждается на практике! Когда вам уже совсем надоест бороться с остатками упрямого, переваливающегося с одной стороны на другую заусенца с помощью брусков, возьмите и проведите вашим лезвием несколько раз, по одному проходу каждой стороной, по хорошему, гладкому мусату. Это должно снять остатки заусенца просто и эффективно. Однако не упрощайте чрезмерно, повторяю — только его остатки!

    Еще несколько слов о брусках, потому что готов поспорить, что вы уже убедились в малой пригодности того, что имеете дома для заточки фирменных ножей, и примериваетесь к покупке нового, и уже перестану занудствовать. До следующего номера, конечно.

    На каком бруске — алмазном или керамическом — лучше профилировать режущий клин? На грубом алмазном. Потому что шлифует намного быстрей и эффективней, значит, меньше времени и сил заточка у нас займет. Нет, однако, монеты с одной стороной или магнита с одним полюсом. Раз эффективней шлифует, значит легче повредить лезвие, если дрогнет рука или подведет умение. Последствия такой ошибки труднее будет исправить. Но для пользователя, который хорошо знает, что делает, и ценит свое время и усилия, алмазный брусок просто незаменим. Я, например, львиную долю работы по заточке выполняю на алмазных брусках, просто я слишком ленивый, чтобы возиться с керамическими. Которые, кстати, тоже имеют своих поклонников…

    А вот окончательную шлифовку стараюсь выполнять на очень мелкой фирменной керамике. Особенно, когда собираюсь похвастаться своим мастерством перед знатоками. Приятно, знаете ли, где-нибудь на международной выставке встретиться с кружком таких же, как я, стукнутых, вынуть свой ножик, показать, что он умеет и услышать: «Н-у-у-у, так, как Серж, точить я еще не скоро научусь, может быть, когда-нибудь…» Хвалюсь немножко? И да, и нет! Да, потому что просто приятно. Нет, потому что прибедняются ребята, тоже неплохо умеют точить. На самом деле этому нетрудно научиться, надо только один раз дать себе труд разобраться во всем, как следует. А для простоты и скорости можно, конечно, закончить заточку на очень мелком алмазном бруске, для рабочих ножей этого более чем достаточно. Тем более что и заусенец они снимают намного эффективней. Лезвие затупится быстрее — это правда. Но зато резать будет немного более агрессивно, чем законченное на керамическом бруске с такой же степенью зернистости. Сейчас объясню, почему. Да просто потому, что алмазные абразивные зерна имеют более острые режущие грани, я об этом уже говорил. Вот и получается, что оставленные ими канавки и выступы между ними имеют более «крутые берега». А известно, что крутой берег легче обрушивается. Проще говоря, режущая кромка, законченная на керамическом бруске, получается гладкой, меньше похожа на микро-пилочку, поэтому менее агрессивная, зато более долговечная.

    Ну вот, теперь наш нож уже наточен, как следует, бреет волосы на предплечье и режет на весу лист писчей бумаги. Значит ли это, что уже все сделано и ничего больше нельзя? Не совсем так! Но об этом мы поговорим уже в следующем номере журнала. До встречи!

    Иллюстрации

    Хорошо заточенным ножом с клинком длиной 10 см в один прием можно перерезать сложенную вчетверо полдюймовую пеньковую веревку

    1. Чистое строгание

    2. Чистое пиление

    3. Реальная резка

    Направление движения клинка

    Практически каждый реальный процесс резки складывается как из «чистого строгания», так и из «чистого пиления», только в разных пропорциях.

    Если вы ведете лезвие по поверхности бруска плоскостью правильного режущего клина, то оно «тащится с сопротивлением». Однако достаточно наклонить клинок немного в одну или другую сторону, как плоская поверхность соприкосновения превращается в тонкую линию и лезвие начинает явно «пахать» по бруску. Почувствуйте разницу, рука в этом случае подскажет вам больше, чем глаз.

    Рисунок, иллюстрирующий разницу между брусками алмазными и керамическими или натуральными. Количество абразивных зерен на единицу длины одно и то же, и, значит, формально — это вроде бы та самая степень зернистости. А вот работает иначе потому, что абразивные зерна имеют намного более острые режущие грани. И поэтому лезвие работает иначе. Упрощенная схема, конечно, но идея понятна, правда?

    Оглавление

  • Иллюстрации
  • ip247.ip-144-217-51.net

    Искусство заточки ножа (окончание). Автор Митин Сергей. Страница 2

    Сергей Митин

    ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ОКОНЧАНИЕ)

    Ну вот, наточили мы свой нож до такой остроты, что бреет он волосы на предплечье и режет на весу лист бумаги. Значит ли это, что достигли мы совершенства в искусстве заточки, ничего больше сделать нельзя, ничему больше учиться нет смысла и можем уже спокойно почивать на лаврах?

    Не совсем, а точнее, даже совсем не! Учиться дальше смысл есть всегда даже для того, чтобы, в конце концов, глупым умереть. Поэтому беремся опять за работу. Как всегда, начинаем с теории, чтобы лучше разобраться в том, что надо делать, ну и для того, чтобы так весело не было. Перерезать волос или лист бумаги просто, потому что они то-о-о-о-ненькие, для этого достаточно иметь остро заточенную и отшлифованную до соответствующего уровня режущую кромку. Все это мы уже освоили. Но давайте теперь присмотримся, что происходит, когда лезвие нашего, бреющего волосы на предплечье, ножа углубляется во что-то несколько более толстое, чем волос. Разрезать материал, находящийся непосредственно перед режущей кромкой лезвия, — это еще не все. Ведь его надо еще и раздвинуть, чтобы дать возможность лезвию продвигаться вперед и резать последующие слои материала. Поскольку лезвие и его режущая кромка не могут существовать в отрыве от клинка, весь клинок должен входить в разрезаемый материал, как клин, отсюда и название. А клин, как известно, разрывает материал, находящийся прямо перед его острием, и сжимает тот, который входит в контакт с его боковыми поверхностями, как это видно на рисунке (рис. 1, поз. 1). Только вот реальное, настоящее, лезвие нельзя заточить в форме «чистого» клина, очень уж слабенькое оно получилось бы, хоть и резало бы превосходно. Конечно, каждое правило содержит исключения, например лезвия типичных скандинавских ножей имеют профиль, приближенный к чистому клину. Режут такие ножи отлично, но их лезвия охотно деформируются (заворачиваются, потому что обычно изготовлены из довольно мягкой стали), как только встретят на своем пути что-нибудь потверже, хотя бы порядочный сучок в дереве. Поэтому обычно нож затачивают так, что угол, под которым сходятся боковые поверхности самого лезвия, значительно более тупой, чем угол спуска клинка. Как я уже упоминал, для подавляющего большинства ножей угол заточки (около 40 градусов, по 20 на каждую сторону от плоскости симметрии клинка) обеспечивает хорошее соотношение между режущими способностями и механической прочностью лезвия по отношению к боковым нагрузкам.

    Но когда такое лезвие входит в разрезаемый материал, излом между поверхностями, образующими лезвие, и поверхностями, образующими спуск клинка, порождает в материале так называемую «волну высокого давления», сильно сжимая разрезаемый материал (рис. 1, поз. 2). И гонит эту «волну» перед собой все время, пока клинок в него углубляется. К тому же чем глубже в материал и дальше от его поверхности, тем зона сильно сжатого материала будет шире и шире. Пока в какой-то точке не окажется, что клинок уже не продвигается больше вперед в материале, а бессильно скользит на месте, несмотря на все возрастающее приложенное к нему усилие. Пользователь почувствует, что нож будто бы вязнет в материале, и может даже грешить при этом на его остроту. Ну, ладно, вытаскиваем клинок из того, что режем, например толстого каната, и пробуем на волосах. Бреет! Опять беремся за канат — вот дела, опять вязнет! В чем дело? Да именно в этом сжатом материале, который «цепляется» за излом боковой поверхности клинка и не пускает его дальше. Очень показательным примером оказалось лезвие ножа D2 Extreme американской фирмы KA-BAR, современного варианта их прямо-таки культового ножа USMC Fighting/Utility Knife (боевого и рабочего ножа Корпуса морской пехоты США), который был на вооружении marines во время двух мировых войн. Возьмем этот нож, зная, что заточен он так, что без труда бреет волос на предплечье, и пробуем одним движением перерезать сложенную вчетверо и плотно перевязанную нитками полдюймовую пеньковую веревку. Или, например, дюймовый канат, тоже пеньковый, а вообще-то неважно какой, лишь бы потолще. Ага, не тут-то было! Проехались мы по образцу всей длиной совсем даже не коротенького лезвия, к тому же имеющего в своей задней части волнистую, очень хорошо работающую именно на волокнистых материалах заточку, а образец не перерезали даже до половины. А ну, еще раз! Итак, после приложения совсем не дамской силы, имея формально бритвенную остроту лезвия, до конца разрезать веревку не удалось (фото 1). Что же это за веревка такая неподатливая? Да нет, веревка обыкновенная. Два других ножа с гораздо более коротким лезвием (Fallkniven F1 и Spyderco Bill Moran Featherweight) перерезали точно такой же образец в один прием и без особого усилия (фото 2).

    Пресловутый ларчик просто открывался — толстое, сразу за поверхностью заточки, лезвие слишком сильно сжимает разрезаемый материал, который, в свою очередь, оказывает слишком большое сопротивление резанию. А все дело в неправильном подходе к использованию ножа, желании придать ему характерные черты «всепробивающего» оружия и «несокрушимого» инструмента. Такого, чтобы им можно было не только в рукопашном бою помахать всласть, но и еще использовать вместо лома, лопатки, монтировки и так далее. Но ведь ножи, предназначенные не для драки, рубки, копания и других подобных издевательств, а именно для резания, имеют тонкое лезвие, которое проходит через разрезаемый материал как сквозь масло. Но в популярном на некоторых выставках конкурсе: «какой нож наилучший для пыряния в железную бочку?» — эти ножи явно проиграют прочным, ломообразным, но кое-как режущим конкурентам. Поэтому пусть каждый сам решит, зачем ему нужен нож. И мы с вами вернемся к заточке.

    Если излом-ступенька между поверхностью заточки и спуском клинка тормозит нож и снижает эффективность реза, что надо сделать? Правильно, надо от нее избавиться! Ничего нового я вообще-то не открыл. Посмотрите, пожалуйста, на нос самолета или ракеты. Это ведь тоже «сигара» обтекаемой, «зализанной» формы, а не цилиндр, к которому спереди приделан конус, правда? Потому что в этом случае острый переход от конуса к цилиндру погнал бы перед собой волну высокого давления в обтекающем корпус воздухе и увеличил бы его сопротивление. Точно так же, как в случае с лезвием ножа, тут действуют те же самые законы, никакой разницы. Вот и давайте эту самую ступеньку попробуем снять шлифовкой, чтобы не «выступала» и не «цеплялась».

    Как это делать на практике? Довольно-таки просто. Когда нож уже наточен окончательно, как нам сначала казалось, давайте попробуем «поймать» брусок поверхностью заточки. Рука тут почти наверняка окажется более чувствительной, чем глаз. Помните, что я говорил на эту тему? Если ведем лезвие по бруску правильно, плоскостью заточки, то оно «тащится» с сопротивлением (рис. 2, поз. 1). А если неправильно, то есть или режущая кромка соприкасается с бруском (рис. 2, поз. 3), или грань между поверхностью заточки и спуском клинка (рис. 2, поз. 2), тогда наше лезвие, можно сказать, «пашет» по бруску. Так вот, давайте сначала поймаем правильный угол наклона клинка относительно бруска, а потом сделаем из него «неправильный» (рис. 2, поз. 2), несколько опуская обушок клинка. На сколько? Некоторые специалисты советуют повернуть клинок так, чтобы угол заточки уменьшился на 5 градусов по сравнению с углом заточки основного лезвия. Человек вполне может определить на глаз разницу в 5 градусов наклона, только большинство людей в глубине души в это не верит. Вообще-то это правильный совет, но не совсем. Я бы посоветовал выбрать угол, средний между углом заточки лезвия и углом спуска клинка, на глаз, конечно. Теперь давайте начнем шлифовать, можно даже для начала на довольно грубом бруске, потому что сошлифовать придется изрядное количество твердой стали. На грубом бруске работа пойдет у нас быстрей. Пашет клинок по бруску? Это хорошо, так и должно быть, потому что шлифуем острую ступеньку. По мере ее сошлифовывания будет пахать все менее и менее выразительно. Держим угол по возможности точно, еще к этому вопросу вернусь. Если проедемся по бруску режущей кромкой, то испортим уже наточенное лезвие. Если проедемся боковой поверхностью клинка, его спуском, то останутся царапины, и знатоки, осматривая наш клинок, укоризненно покачают головой.

    www.booklot.ru

    Искусство заточки ножа (окончание). Автор Митин Сергей. Страница 3

    Таким образом, выпрофилируем еще одну наклонную поверхность, следующую непосредственно за нашей поверхностью заточки и отделяющую ее от спуска клинка. Как и основная поверхность заточки, эта поверхность находится в нашей власти, и мы можем ее профилировать по своему усмотрению в отличие от спуска клинка, до которого не имеем права даже дотронуться бруском. Чтобы как-то отличать их, давайте назовем ее вторичной поверхностью заточки в отличие от первичной, образующей режущую кромку лезвия. Или еще проще — соответственно передней и задней ступенями заточки, а саму заточку — двухступенчатой. Когда сошлифуем излом-ступеньку настолько, насколько хотим, меняем брусок на более мелкий и стараемся придать нашей задней ступени заточки такую высокую гладкость (чистоту), какую только возможно при наших навыках и инструментах. Дело в том, что задняя ступень не принимает непосредственного участия в резании, а значит, никакие микрозубчики тут совсем не нужны. Они будут только увеличивать сопротивление при движении лезвия в разрезаемом материале. Поэтому, если вам удастся отполировать заднюю ступень заточки прямо-таки до зеркального блеска, то именно так и сделайте — режущие способности ножа от этого только выиграют. Потом повторим все на противоположной стороне лезвия.

    Еще один существенный вопрос: насколько надо сошлифовать этот самый излом-ступеньку? Ответ зависит от желаемого результата и от того, как вы намерены использовать свой нож. Чем шире задняя ступень относительно общей ширины поверхности заточки, тем наше лезвие будет резать лучше и с меньшим сопротивлением (рис. 3, поз. 2). Но оно будет слабее, следовательно, его легче повредить при боковой нагрузке. Как всегда, что-то приобретаешь, что-то теряешь! Если же сошлифуете ступеньку только чуть-чуть, чтобы не слишком выступала, то лезвие получится прочнее, но резать будет не так эффективно (рис. 3, поз. 1).

    Знаете что, надоели мне все эти super-killing-fihgting-knives, пойдемте-ка лучше на кухню тренироваться на морковках и антрекотах: безопасней, да и толку больше будет! Так вот, нож, которым вы собираетесь тоненько-тоненько резать ветчину на праздничный стол или отделять рыбное филе от шкурки, наточите так, чтобы задняя ступень заточки составляла практически 90 % общей ее ширины. А тесак, которым хотите рубить мороженое мясо, хрящи и мелкие кости, так, чтобы только легонько зашлифовать излом. Для всех остальных ножей можно взять какое-то среднее значение (рис. 3, поз. 3). Туристические и охотничьи ножи тоже наточите примерно так же: это самый универсальный и практичный способ заточки. Тут вообще-то нет готового рецепта, способ заточки во многом зависит от качества стали и индивидуального подхода пользователя к своему ножу. Но сначала наточите нож так, чтобы ширина передней и задней ступени были равными, и хорошенько присмотритесь к тому, как ваш нож работает. Если он явно не держит заточку и слишком быстро тупится, значит, качество стали или выполняемые этим ножом задачи не соответствуют выбранной пропорции между шириной передней и задней ступени. Тогда просто переточите нож, расширяя переднюю ступень за счет задней. Кстати, при подточке ножа в рабочем порядке вы будете шлифовать только переднюю ступень. Следовательно, во время ежедневной эксплуатации ножа она будет понемногу автоматически расширяться. Когда вам покажется, что даже хорошо подточенный нож мог бы резать лучше, это значит, что первая ступенька непомерно расширилась и заточка стала уже напоминать основную, простенькую «заточку без премудростей». Тогда найдите свободную минутку, сядьте спокойно за рабочий стол, возьмите хороший брусок и выпрофилируйте лезвие заново. Очень, кстати, успокаивающее занятие, я всегда так делаю, когда кто-нибудь меня сильно расстроит, например жена или кто-нибудь из главных редакторов журналов, с которыми имею честь сотрудничать. Знаете, как помогает?!

    А теперь открою один маленький секрет. Когда вы сошлифовываете излом-ступеньку, совсем необязательно держать угол наклона клинка так же точно, как и при выпрофилировании передней, образующей режущую кромку, ступени. Главное — не испортить режущую кромку и не поцарапать боковую поверхность (спуск) клинка. Дело в том, что задняя ступень необязательно должна быть полоской! Даже наоборот, чем менее плоской она будет, тем более обтекаемым будет лезвие и больше будет напоминать зализанный нос самолета или ракеты. И тем лучше будет резать. Если закруглить всю поверхность заточки в форме пологой, изящной дуги, то получится так называемое выпуклое лезвие (convex edge) (рис. 3, поз. 4). Тут излома-ступеньки нет вообще даже в исчезающей форме, поэтому лезвие встречает наименьшее возможное сопротивление со стороны разрезаемого материала. Поэтому можно, не теряя режущих способностей, немного увеличить угол при вершине образующего режущую кромку клина, скажем до 50 градусов (по 25 градусов на каждую сторону от плоскости симметрии клинка). Такое лезвие будет хорошо резать и уже будет намного прочнее, чем просто заточенное под углом 40 градусов. Или можно оставить угол при вершине 40 градусов, тогда лезвие будет иметь такую же прочность, как при обычной двухступенчатой заточке, но резать будет лучше. А тем более лучше, чем при заточке «без премудростей»! У меня так все кухонные ножи заточены.

    Конечно, лезвие может быть или прочным, или хорошо режущим, но никогда все вместе и сразу. Но если искать наиболее разумное равновесие между этими свойствами, то выпуклое лезвие представляется мне именно таким. Выполнить его в условиях массового производства довольно трудно, точить тоже нелегко, особенно для неопытного пользователя. Поэтому оно довольно редко встречается на ножах серийного производства. Одна из немногих фирм, использующих этот способ заточки, — шведская Fallkniven, их нож S1 Forest Knife — это один из любимых моих ножей.

    Когда-то, экспериментируя с выпуклой заточкой, я так был ей восхищен, что переточил таким способом довольно много своих ножей. Сразу честно признаюсь, что в одних случаях это имело смысл и в действительности заметно улучшило режущие способности ножа, а в других — нет. Закономерность такова: чем толще клинок сразу за поверхностью заточки, тем более имеет смысл перетачивать нож. Например, на ноже D2 Extreme фирмы Ka-Bar эффект был очень заметный. А вот на имеющем тонкое, хорошо режущее лезвие ноже Фреда Перрина фирмы Spyderco переточка практически никакой пользы не принесла (фото 3). В общем, советую за переточку серийного ножа на двухступенчатую можно браться хоть сразу после покупки. А вот перетачивать двухступенчатое лезвие на выпуклое советую только тогда, когда освоите искусство заточки на действительно мастерском уровне и совершенно точно и определенно будете себе представлять, что именно и с какой целью делаете.

    Сразу признаюсь, что не раз и не два слышал такое мнение о своих советах: все это теория для ненормальных, помешанных на ножах; нормальный человек проживет и без всех этих премудростей. Ну что ж, какая-то доля правды в этом, конечно, есть. Живут же люди, всю жизнь пользуясь полуострыми ножами, и ничего. Моя теща, например, так привыкла к тупым, что ей даже нравится. А когда я наточу ножи на ее кухне как следует, то она жалуется жене, что кожа на руках у нее что-то слишком тонкая стала в последнее время, режется все время. А что острым ножом удобней работать — этого даже не замечает… Да ладно, тещу все равно не переучишь, ни мою, ни чью. А журнал наш именно для ненормальных, помешанных на ножах. И обещаю вам, что другие такие же ненормальные ваше искусство оценят по достоинству, как оценивают мое. А чтобы убедить кого-нибудь «нормального», предложите-ка ему перерезать его карманным ножом дюймовый канат в один прием. Конечно же, никто «нормальный» в один прием не перережет, хорошо если перепилит за 10–15 раз. Да еще и объяснит вам как дважды два, что это в принципе невозможно и только ненормальному такое может прийти в голову. Как раз тот случай! Спокойненько вытаскиваем из кармана свой нож, и без долгих разговоров и объяснений эту самую веревку или канат р-р-раз одним движением, и привет! Только маленький совет — не режьте канат, держа его в руке и складывая петлей. Положите на доску, иначе может не получиться. А почему — на этот вопрос уж сами себе ответьте, что-то вроде домашнего задания. Если вы внимательно прочитали мои статьи и хорошо во всем разобрались, то это должно быть ясно.

    www.booklot.ru

    Искусство заточки ножа (продолжение). Автор - Митин Сергей. Содержание - Сергей Митин ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

    Сергей Митин

    ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

    В прошлом номере журнала мы рассмотрели, почему нож тупится и как надо восстановить правильный режущий клин его лезвия. Как я уже говорил, после восстановления правильного режущего клина заточенным ножом уже можно работать, если избавиться от заусенца.

    Тут надо разобраться, а зачем вообще от заусенца избавляться и почему он такой зловредный? Да именно потому, что это заусенец и образует его сталь, «вытянутая» аж до предела своей пластичности (текучести). Вытягивают ее содержащиеся в бруске абразивные зерна с помощью силы трения, это понятно. А до предела текучести потому, что те частички стали, которые этот предел пересекли, уже оторвались в процессе заточки. А те, что остались и образуют заусенец, оторвутся по первому «требованию», как только нагрузим этот самый заусенец хоть чуть-чуть при резке. Тем более что форму он имеет нерегулярную, случайную, завернут на одну или другую сторону лезвия и атакует разрезаемый материал под далеко не нулевым к плоскости симметрии лезвия углом. Не верите? Попробуйте сами! Резаните таким лезвием с заусенцем, например, лист толстого упаковочного картона. У-у-у, режет, как бритва! Потому что нерегулярная форма заусенца придает ему свойства микропилки. А теперь еще раз. Чувствуете разницу? Заусенец, образованный едва держащимися на месте частичками стали оторвался, оставляя на своем месте довольно-таки тупую и к тому же хаотически выглядящую режущую кромку. Почти как перед заточкой, стоило ли столько стараться! Вот именно поэтому и надо от него избавиться любой ценой. Вообще-то в действительности совсем избавиться от него не удастся никогда, а вот свести его к минимуму можно постараться. Именно этим мы и займемся в конце заточки. А пока что давайте попробуем отшлифовать наш режущий клин до требуемого уровня гладкости (чистоты) образующих поверхностей.

    А какой именно уровень надо было бы принять за соответствующий? Хороший вопрос! Смотря для какой работы. Сейчас я опять, как следует, позанудствую с теоретическими рассуждениями. Присмотритесь, пожалуйста, внимательно, как вы режете разные предметы. Дерево строгаете, перемещая острие в направлении поперек линии его режущей кромки, так же очиняете карандаши, так же бритва наступает на волосы при бритье. Давайте назовем это «чистым строганием». А вот свежий хлеб или спелые помидоры лучше всего резать, перемещая лезвие только вдоль линии режущей кромки, как пила перемещается относительно бревна или коса относительно травы. Чтобы как-то отличать это действие, давайте назовем его «чистым пилением», хотя в основе настоящего пиления лежит совсем иной процесс. Для чистого строгания — чем более гладко лезвие отшлифовано, тем более долговечным оно окажется. Это нормально. Всегда что-то ломается тем легче, чем больше выступает — и в технике, и в человеческом сообществе. Достаточно выровнять режущую кромку «в ниточку», без выступающих, оставленных абразивными зернами зубчиков и канавок между ними, — и нечему будет ломаться! Обратная сторона медали — настолько гладко отполированное лезвие не «пилит», попросту нечем ему «пилить», раз нет зубчиков. Поэтому при любом способе резки, отличном от «чистого строгания», такое лезвие режет заметно менее агрессивно. А чтобы резало агрессивнее, иначе говоря «пилило», надо эти зубчики образовать, а точнее не слишком стараться от них избавиться. Потому что после профилирования режущего клина на грубом бруске это даже не зубчики, а настоящие, видимые невооруженным глазом, зубья. Но они у нас выкрошатся, оставляя на своем месте тупое лезвие, если мы начнем резать что-нибудь потверже свежего хлеба или спелых помидоров. А ведь рабочий, охотничий или туристический нож — это инструмент универсальный. К тому же большинство реальных процессов резания в действительности состоит из «строгания» и «пиления», только в разных пропорциях. До какой же величины надо уменьшить зубчики, чтобы лезвие хорошо служило?

    Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Я вообще-то всегда стараюсь отполировать лезвия своих ножей как можно более гладко. Ну, скажем, не до зеркального блеска, это уже был бы перебор, но близко к этому — всегда пожалуйста! Нож режет немножко менее агрессивно, но в то же время намного лучше, чем среднестатистический полуострый, а вот заточку сохраняет намного дольше, чем при «шершавом», сначала агрессивно режущем, лезвии. Но это дело вкуса, тут нет готовых рецептов. Все зависит от применения ножа, стали клинка, толщины лезвия, склонностей и привычек пользователя. Проще говоря, я вам расскажу, как отшлифовать лезвие до любого уровня, а вот какой вас больше устраивает, это уж вы решите сами, на основе практики. Ладно?

    Тогда конец теории, и беремся за работу. Вообще-то мы не будем делать ничего нового. Просто возьмем брусок помельче и повторим все, в чем практиковались в предыдущем номере. Начинаем от той стороны лезвия, в которую «смотрит» образованный нами заусенец. Шлифуем движениями только лезвием вперед, одновременно стараясь этот самый зловредный заусенец уменьшить. Теперь наша главная задача — удерживать постоянный угол заточки — несколько упростилась. Старайтесь почувствовать, как ваше лезвие «идет» по бруску, рука в этом случае оказывается чувствительней, чем глаз. Помните, что теперь вы шлифуете правильную плоскость. Если лезвие соприкасается с рабочей поверхностью бруска именно этой плоскостью, то вы почувствуете, что оно как будто «тащится» с сопротивлением. Если только вы наклоните клинок в одну или другую сторону, то потеряете плоскость соприкосновения и ваше лезвие пойдет по бруску какой-то кромкой: или режущей, или задней, той, что находится между образующей поверхностью лезвия и спуском; и вы сразу почувствуете, что лезвие «пашет» по бруску.

    Шлифуем, пока заусенец не появится по всей длине противоположной стороны лезвия. Очень важно: если мы правильно выпрофилировали режущий клин в самом начале, то заусенец должен появиться по всей длине лезвия одновременно! Если не появился, значит или наш клин образуют не совсем плоские поверхности, или линия их соприкосновения — режущая кромка — не везде совпадает с плоскостью симметрии клинка. Или все сразу…. В этом случае нет смысла «бороться» дальше потому, что такая заточка все равно не будет до конца правильной. Давайте уж лучше сделаем все еще раз, но как следует. Поэтому не нервничайте, берите грубый брусок и начинайте все сначала. А вот если заусенец появился по всей длине лезвия одновременно, скажем в течение 10–15 проходов, значит, первый урок вы выполнили на отлично!

    Теперь переворачиваем клинок и точно так же шлифуем обратную сторону лезвия до появления заусенца по всей его длине. И снова он должен появиться по всей длине практически одновременно, что будет свидетельствовать о правильной форме режущего клина и с этой стороны.

    Вот теперь, если избавиться от заусенца, то нашим ножом уже в действительности можно работать. Если вторая стадия шлифования лезвия была проделана на достаточно мелкозернистом бруске, то такая заточка будет совсем неплохо работать на подавляющем большинстве универсальных ножей общего применения. Однако я стараюсь отшлифовать лезвия своих ножей еще более гладко и заканчиваю обычно на бруске, соответствующем более мелкой наждачной бумаге. Я уже объяснял, почему…

    Если вы решите повторить мой способ заточки, то возьмите более мелкий брусок и повторите все сначала на обеих сторонах лезвия. Теперь уже только слепой не заприметил бы, что с каждой сменой бруска величина заусенца заметно уменьшается. И это еще одна причина для того, чтобы отшлифовать свое лезвие по возможности более гладко.

    Когда вы уже решите, что ваше лезвие отшлифовано достаточно гладко и соответствует предусмотренному применению ножа, а также вашим требованиям и привычкам, давайте постараемся избавиться от заусенца. Он свою службу уже сослужил, показывая нам, когда надо переворачивать лезвие обратной стороной или менять брусок на более мелкий. Теперь от него одни неприятности и надо их постараться уменьшить настолько, насколько только можно. Берем самый мелкозернистый брусок, какой только имеется в нашем распоряжении, независимо от того, до какой степени гладкости (чистоты) мы хотим отшлифовать наше лезвие. Мы ведь уже не собираемся далее шлифовать лезвие — только снять заусенец. Проводим лезвие по бруску режущей кромкой вперед один раз — одной стороной, потом другой и так далее, меняя сторону после каждого прохода. Довольно-таки много раз. Не нажимаем сильно на клинок даже в самом начале, а с каждым последующим проходом уменьшаем нагрузку еще и еще. Последние проходы делаем, едва дотрагиваясь лезвием до бруска. Пожалуйста, обратите особое внимание именно на эту завершающую фазу заточки. Еще в старину говорили, что конец — делу венец. А ведь тогда не знали таких износоустойчивых сталей, как современные высоколегированные нержавеющие! Да, да. Не удивляйтесь, пожалуйста. Заточка и затупление лезвия имеют в своей основе один и тот же процесс — износ и стирание стали. Только тупится лезвие хаотически, случайно, а вот заточить его надо, стирая сталь под точным контролем. А в остальном никакой разницы. Сталь, которая легко точится, будет легко тупиться и наоборот. А та, которая легко точится и трудно тупится, существует только в мечтах любителей ножей и в рекламе их производителей.

    www.booklot.ru

    Искусство заточки ножа (продолжение). Автор - Митин Сергей. Содержание - Сергей Митин ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

    Сергей Митин

    ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

    В прошлом номере журнала мы рассмотрели, почему нож тупится и как надо восстановить правильный режущий клин его лезвия. Как я уже говорил, после восстановления правильного режущего клина заточенным ножом уже можно работать, если избавиться от заусенца.

    Тут надо разобраться, а зачем вообще от заусенца избавляться и почему он такой зловредный? Да именно потому, что это заусенец и образует его сталь, «вытянутая» аж до предела своей пластичности (текучести). Вытягивают ее содержащиеся в бруске абразивные зерна с помощью силы трения, это понятно. А до предела текучести потому, что те частички стали, которые этот предел пересекли, уже оторвались в процессе заточки. А те, что остались и образуют заусенец, оторвутся по первому «требованию», как только нагрузим этот самый заусенец хоть чуть-чуть при резке. Тем более что форму он имеет нерегулярную, случайную, завернут на одну или другую сторону лезвия и атакует разрезаемый материал под далеко не нулевым к плоскости симметрии лезвия углом. Не верите? Попробуйте сами! Резаните таким лезвием с заусенцем, например, лист толстого упаковочного картона. У-у-у, режет, как бритва! Потому что нерегулярная форма заусенца придает ему свойства микропилки. А теперь еще раз. Чувствуете разницу? Заусенец, образованный едва держащимися на месте частичками стали оторвался, оставляя на своем месте довольно-таки тупую и к тому же хаотически выглядящую режущую кромку. Почти как перед заточкой, стоило ли столько стараться! Вот именно поэтому и надо от него избавиться любой ценой. Вообще-то в действительности совсем избавиться от него не удастся никогда, а вот свести его к минимуму можно постараться. Именно этим мы и займемся в конце заточки. А пока что давайте попробуем отшлифовать наш режущий клин до требуемого уровня гладкости (чистоты) образующих поверхностей.

    А какой именно уровень надо было бы принять за соответствующий? Хороший вопрос! Смотря для какой работы. Сейчас я опять, как следует, позанудствую с теоретическими рассуждениями. Присмотритесь, пожалуйста, внимательно, как вы режете разные предметы. Дерево строгаете, перемещая острие в направлении поперек линии его режущей кромки, так же очиняете карандаши, так же бритва наступает на волосы при бритье. Давайте назовем это «чистым строганием». А вот свежий хлеб или спелые помидоры лучше всего резать, перемещая лезвие только вдоль линии режущей кромки, как пила перемещается относительно бревна или коса относительно травы. Чтобы как-то отличать это действие, давайте назовем его «чистым пилением», хотя в основе настоящего пиления лежит совсем иной процесс. Для чистого строгания — чем более гладко лезвие отшлифовано, тем более долговечным оно окажется. Это нормально. Всегда что-то ломается тем легче, чем больше выступает — и в технике, и в человеческом сообществе. Достаточно выровнять режущую кромку «в ниточку», без выступающих, оставленных абразивными зернами зубчиков и канавок между ними, — и нечему будет ломаться! Обратная сторона медали — настолько гладко отполированное лезвие не «пилит», попросту нечем ему «пилить», раз нет зубчиков. Поэтому при любом способе резки, отличном от «чистого строгания», такое лезвие режет заметно менее агрессивно. А чтобы резало агрессивнее, иначе говоря «пилило», надо эти зубчики образовать, а точнее не слишком стараться от них избавиться. Потому что после профилирования режущего клина на грубом бруске это даже не зубчики, а настоящие, видимые невооруженным глазом, зубья. Но они у нас выкрошатся, оставляя на своем месте тупое лезвие, если мы начнем резать что-нибудь потверже свежего хлеба или спелых помидоров. А ведь рабочий, охотничий или туристический нож — это инструмент универсальный. К тому же большинство реальных процессов резания в действительности состоит из «строгания» и «пиления», только в разных пропорциях. До какой же величины надо уменьшить зубчики, чтобы лезвие хорошо служило?

    Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Я вообще-то всегда стараюсь отполировать лезвия своих ножей как можно более гладко. Ну, скажем, не до зеркального блеска, это уже был бы перебор, но близко к этому — всегда пожалуйста! Нож режет немножко менее агрессивно, но в то же время намного лучше, чем среднестатистический полуострый, а вот заточку сохраняет намного дольше, чем при «шершавом», сначала агрессивно режущем, лезвии. Но это дело вкуса, тут нет готовых рецептов. Все зависит от применения ножа, стали клинка, толщины лезвия, склонностей и привычек пользователя. Проще говоря, я вам расскажу, как отшлифовать лезвие до любого уровня, а вот какой вас больше устраивает, это уж вы решите сами, на основе практики. Ладно?

    Тогда конец теории, и беремся за работу. Вообще-то мы не будем делать ничего нового. Просто возьмем брусок помельче и повторим все, в чем практиковались в предыдущем номере. Начинаем от той стороны лезвия, в которую «смотрит» образованный нами заусенец. Шлифуем движениями только лезвием вперед, одновременно стараясь этот самый зловредный заусенец уменьшить. Теперь наша главная задача — удерживать постоянный угол заточки — несколько упростилась. Старайтесь почувствовать, как ваше лезвие «идет» по бруску, рука в этом случае оказывается чувствительней, чем глаз. Помните, что теперь вы шлифуете правильную плоскость. Если лезвие соприкасается с рабочей поверхностью бруска именно этой плоскостью, то вы почувствуете, что оно как будто «тащится» с сопротивлением. Если только вы наклоните клинок в одну или другую сторону, то потеряете плоскость соприкосновения и ваше лезвие пойдет по бруску какой-то кромкой: или режущей, или задней, той, что находится между образующей поверхностью лезвия и спуском; и вы сразу почувствуете, что лезвие «пашет» по бруску.

    Шлифуем, пока заусенец не появится по всей длине противоположной стороны лезвия. Очень важно: если мы правильно выпрофилировали режущий клин в самом начале, то заусенец должен появиться по всей длине лезвия одновременно! Если не появился, значит или наш клин образуют не совсем плоские поверхности, или линия их соприкосновения — режущая кромка — не везде совпадает с плоскостью симметрии клинка. Или все сразу…. В этом случае нет смысла «бороться» дальше потому, что такая заточка все равно не будет до конца правильной. Давайте уж лучше сделаем все еще раз, но как следует. Поэтому не нервничайте, берите грубый брусок и начинайте все сначала. А вот если заусенец появился по всей длине лезвия одновременно, скажем в течение 10–15 проходов, значит, первый урок вы выполнили на отлично!

    Теперь переворачиваем клинок и точно так же шлифуем обратную сторону лезвия до появления заусенца по всей его длине. И снова он должен появиться по всей длине практически одновременно, что будет свидетельствовать о правильной форме режущего клина и с этой стороны.

    Вот теперь, если избавиться от заусенца, то нашим ножом уже в действительности можно работать. Если вторая стадия шлифования лезвия была проделана на достаточно мелкозернистом бруске, то такая заточка будет совсем неплохо работать на подавляющем большинстве универсальных ножей общего применения. Однако я стараюсь отшлифовать лезвия своих ножей еще более гладко и заканчиваю обычно на бруске, соответствующем более мелкой наждачной бумаге. Я уже объяснял, почему…

    Если вы решите повторить мой способ заточки, то возьмите более мелкий брусок и повторите все сначала на обеих сторонах лезвия. Теперь уже только слепой не заприметил бы, что с каждой сменой бруска величина заусенца заметно уменьшается. И это еще одна причина для того, чтобы отшлифовать свое лезвие по возможности более гладко.

    Когда вы уже решите, что ваше лезвие отшлифовано достаточно гладко и соответствует предусмотренному применению ножа, а также вашим требованиям и привычкам, давайте постараемся избавиться от заусенца. Он свою службу уже сослужил, показывая нам, когда надо переворачивать лезвие обратной стороной или менять брусок на более мелкий. Теперь от него одни неприятности и надо их постараться уменьшить настолько, насколько только можно. Берем самый мелкозернистый брусок, какой только имеется в нашем распоряжении, независимо от того, до какой степени гладкости (чистоты) мы хотим отшлифовать наше лезвие. Мы ведь уже не собираемся далее шлифовать лезвие — только снять заусенец. Проводим лезвие по бруску режущей кромкой вперед один раз — одной стороной, потом другой и так далее, меняя сторону после каждого прохода. Довольно-таки много раз. Не нажимаем сильно на клинок даже в самом начале, а с каждым последующим проходом уменьшаем нагрузку еще и еще. Последние проходы делаем, едва дотрагиваясь лезвием до бруска. Пожалуйста, обратите особое внимание именно на эту завершающую фазу заточки. Еще в старину говорили, что конец — делу венец. А ведь тогда не знали таких износоустойчивых сталей, как современные высоколегированные нержавеющие! Да, да. Не удивляйтесь, пожалуйста. Заточка и затупление лезвия имеют в своей основе один и тот же процесс — износ и стирание стали. Только тупится лезвие хаотически, случайно, а вот заточить его надо, стирая сталь под точным контролем. А в остальном никакой разницы. Сталь, которая легко точится, будет легко тупиться и наоборот. А та, которая легко точится и трудно тупится, существует только в мечтах любителей ножей и в рекламе их производителей.

    www.booklot.ru

    Сергей Митин ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ОКОНЧАНИЕ) - Мои статьи - Каталог статей

     Сергей Митин ИСКУССТВО ЗАТОЧКИ НОЖА (ОКОНЧАНИЕ)

    Ну вот, наточили мы свой нож до такой остроты, что бреет он волосы на предплечье и режет на весу лист бумаги. Значит ли это, что достигли мы совершенства в искусстве заточки, ничего больше сделать нельзя, ничему больше учиться нет смысла и можем уже спокойно почивать на лаврах?

    Не совсем, а точнее, даже совсем не! Учиться дальше смысл есть всегда даже для того, чтобы, в конце концов, глупым умереть. Поэтому беремся опять за работу. Как всегда, начинаем с теории, чтобы лучше разобраться в том, что надо делать, ну и для того, чтобы так весело не было. Перерезать волос или лист бумаги просто, потому что они то-о-о-о-ненькие, для этого достаточно иметь остро заточенную и отшлифованную до соответствующего уровня режущую кромку. Все это мы уже освоили. Но давайте теперь присмотримся, что происходит, когда лезвие нашего, бреющего волосы на предплечье, ножа углубляется во что-то несколько более толстое, чем волос. Разрезать материал, находящийся непосредственно перед режущей кромкой лезвия, — это еще не все. Ведь его надо еще и раздвинуть, чтобы дать возможность лезвию продвигаться вперед и резать последующие слои материала. Поскольку лезвие и его режущая кромка не могут существовать в отрыве от клинка, весь клинок должен входить в разрезаемый материал, как клин, отсюда и название. А клин, как известно, разрывает материал, находящийся прямо перед его острием, и сжимает тот, который входит в контакт с его боковыми поверхностями, как это видно на рисунке (рис. 1, поз. 1). Только вот реальное, настоящее, лезвие нельзя заточить в форме «чистого» клина, очень уж слабенькое оно получилось бы, хоть и резало бы превосходно. Конечно, каждое правило содержит исключения, например лезвия типичных скандинавских ножей имеют профиль, приближенный к чистому клину. Режут такие ножи отлично, но их лезвия охотно деформируются (заворачиваются, потому что обычно изготовлены из довольно мягкой стали), как только встретят на своем пути что-нибудь потверже, хотя бы порядочный сучок в дереве. Поэтому обычно нож затачивают так, что угол, под которым сходятся боковые поверхности самого лезвия, значительно более тупой, чем угол спуска клинка. Как я уже упоминал, для подавляющего большинства ножей угол заточки (около 40 градусов, по 20 на каждую сторону от плоскости симметрии клинка) обеспечивает хорошее соотношение между режущими способностями и механической прочностью лезвия по отношению к боковым нагрузкам.

    Но когда такое лезвие входит в разрезаемый материал, излом между поверхностями, образующими лезвие, и поверхностями, образующими спуск клинка, порождает в материале так называемую «волну высокого давления», сильно сжимая разрезаемый материал (рис. 1, поз. 2). И гонит эту «волну» перед собой все время, пока клинок в него углубляется. К тому же чем глубже в материал и дальше от его поверхности, тем зона сильно сжатого материала будет шире и шире. Пока в какой-то точке не окажется, что клинок уже не продвигается больше вперед в материале, а бессильно скользит на месте, несмотря на все возрастающее приложенное к нему усилие. Пользователь почувствует, что нож будто бы вязнет в материале, и может даже грешить при этом на его остроту. Ну, ладно, вытаскиваем клинок из того, что режем, например толстого каната, и пробуем на волосах. Бреет! Опять беремся за канат — вот дела, опять вязнет! В чем дело? Да именно в этом сжатом материале, который «цепляется» за излом боковой поверхности клинка и не пускает его дальше. Очень показательным примером оказалось лезвие ножа D2 Extreme американской фирмы KA-BAR, современного варианта их прямо-таки культового ножа USMC Fighting/Utility Knife (боевого и рабочего ножа Корпуса морской пехоты США), который был на вооружении marines во время двух мировых войн. Возьмем этот нож, зная, что заточен он так, что без труда бреет волос на предплечье, и пробуем одним движением перерезать сложенную вчетверо и плотно перевязанную нитками полдюймовую пеньковую веревку. Или, например, дюймовый канат, тоже пеньковый, а вообще-то неважно какой, лишь бы потолще. Ага, не тут-то было! Проехались мы по образцу всей длиной совсем даже не коротенького лезвия, к тому же имеющего в своей задней части волнистую, очень хорошо работающую именно на волокнистых материалах заточку, а образец не перерезали даже до половины. А ну, еще раз! Итак, после приложения совсем не дамской силы, имея формально бритвенную остроту лезвия, до конца разрезать веревку не удалось (фото 1). Что же это за веревка такая неподатливая? Да нет, веревка обыкновенная. Два других ножа с гораздо более коротким лезвием (Fallkniven F1 и Spyderco Bill Moran Featherweight) перерезали точно такой же образец в один прием и без особого усилия (фото 2).

    Пресловутый ларчик просто открывался — толстое, сразу за поверхностью заточки, лезвие слишком сильно сжимает разрезаемый материал, который, в свою очередь, оказывает слишком большое сопротивление резанию. А все дело в неправильном подходе к использованию ножа, желании придать ему характерные черты «всепробивающего» оружия и «несокрушимого» инструмента. Такого, чтобы им можно было не только в рукопашном бою помахать всласть, но и еще использовать вместо лома, лопатки, монтировки и так далее. Но ведь ножи, предназначенные не для драки, рубки, копания и других подобных издевательств, а именно для резания, имеют тонкое лезвие, которое проходит через разрезаемый материал как сквозь масло. Но в популярном на некоторых выставках конкурсе: «какой нож наилучший для пыряния в железную бочку?» — эти ножи явно проиграют прочным, ломообразным, но кое-как режущим конкурентам. Поэтому пусть каждый сам решит, зачем ему нужен нож. И мы с вами вернемся к заточке.

    Если излом-ступенька между поверхностью заточки и спуском клинка тормозит нож и снижает эффективность реза, что надо сделать? Правильно, надо от нее избавиться! Ничего нового я вообще-то не открыл. Посмотрите, пожалуйста, на нос самолета или ракеты. Это ведь тоже «сигара» обтекаемой, «зализанной» формы, а не цилиндр, к которому спереди приделан конус, правда? Потому что в этом случае острый переход от конуса к цилиндру погнал бы перед собой волну высокого давления в обтекающем корпус воздухе и увеличил бы его сопротивление. Точно так же, как в случае с лезвием ножа, тут действуют те же самые законы, никакой разницы. Вот и давайте эту самую ступеньку попробуем снять шлифовкой, чтобы не «выступала» и не «цеплялась».

    Как это делать на практике? Довольно-таки просто. Когда нож уже наточен окончательно, как нам сначала казалось, давайте попробуем «поймать» брусок поверхностью заточки. Рука тут почти наверняка окажется более чувствительной, чем глаз. Помните, что я говорил на эту тему? Если ведем лезвие по бруску правильно, плоскостью заточки, то оно «тащится» с сопротивлением (рис. 2, поз. 1). А если неправильно, то есть или режущая кромка соприкасается с бруском (рис. 2, поз. 3), или грань между поверхностью заточки и спуском клинка (рис. 2, поз. 2), тогда наше лезвие, можно сказать, «пашет» по бруску. Так вот, давайте сначала поймаем правильный угол наклона клинка относительно бруска, а потом сделаем из него «неправильный» (рис. 2, поз. 2), несколько опуская обушок клинка. На сколько? Некоторые специалисты советуют повернуть клинок так, чтобы угол заточки уменьшился на 5 градусов по сравнению с углом заточки основного лезвия. Человек вполне может определить на глаз разницу в 5 градусов наклона, только большинство людей в глубине души в это не верит. Вообще-то это правильный совет, но не совсем. Я бы посоветовал выбрать угол, средний между углом заточки лезвия и углом спуска клинка, на глаз, конечно. Теперь давайте начнем шлифовать, можно даже для начала на довольно грубом бруске, потому что сошлифовать придется изрядное количество твердой стали. На грубом бруске работа пойдет у нас быстрей. Пашет клинок по бруску? Это хорошо, так и должно быть, потому что шлифуем острую ступеньку. По мере ее сошлифовывания будет пахать все менее и менее выразительно. Держим угол по возможности точно, еще к этому вопросу вернусь. Если проедемся по бруску режущей кромкой, то испортим уже наточенное лезвие. Если проедемся боковой поверхностью клинка, его спуском, то останутся царапины, и знатоки, осматривая наш клинок, укоризненно покачают головой.

    Таким образом, выпрофилируем еще одну наклонную поверхность, следующую непосредственно за нашей поверхностью заточки и отделяющую ее от спуска клинка. Как и основная поверхность заточки, эта поверхность находится в нашей власти, и мы можем ее профилировать по своему усмотрению в отличие от спуска клинка, до которого не имеем права даже дотронуться бруском. Чтобы как-то отличать их, давайте назовем ее вторичной поверхностью заточки в отличие от первичной, образующей режущую кромку лезвия. Или еще проще — соответственно передней и задней ступенями заточки, а саму заточку — двухступенчатой. Когда сошлифуем излом-ступеньку настолько, насколько хотим, меняем брусок на более мелкий и стараемся придать нашей задней ступени заточки такую высокую гладкость (чистоту), какую только возможно при наших навыках и инструментах. Дело в том, что задняя ступень не принимает непосредственного участия в резании, а значит, никакие микрозубчики тут совсем не нужны. Они будут только увеличивать сопротивление при движении лезвия в разрезаемом материале. Поэтому, если вам удастся отполировать заднюю ступень заточки прямо-таки до зеркального блеска, то именно так и сделайте — режущие способности ножа от этого только выиграют. Потом повторим все на противоположной стороне лезвия.

    Еще один существенный вопрос: насколько надо сошлифовать этот самый излом-ступеньку? Ответ зависит от желаемого результата и от того, как вы намерены использовать свой нож. Чем шире задняя ступень относительно общей ширины поверхности заточки, тем наше лезвие будет резать лучше и с меньшим сопротивлением (рис. 3, поз. 2). Но оно будет слабее, следовательно, его легче повредить при боковой нагрузке. Как всегда, что-то приобретаешь, что-то теряешь! Если же сошлифуете ступеньку только чуть-чуть, чтобы не слишком выступала, то лезвие получится прочнее, но резать будет не так эффективно (рис. 3, поз. 1).

    Знаете что, надоели мне все эти super-killing-fihgting-knives, пойдемте-ка лучше на кухню тренироваться на морковках и антрекотах: безопасней, да и толку больше будет! Так вот, нож, которым вы собираетесь тоненько-тоненько резать ветчину на праздничный стол или отделять рыбное филе от шкурки, наточите так, чтобы задняя ступень заточки составляла практически 90 % общей ее ширины. А тесак, которым хотите рубить мороженое мясо, хрящи и мелкие кости, так, чтобы только легонько зашлифовать излом. Для всех остальных ножей можно взять какое-то среднее значение (рис. 3, поз. 3). Туристические и охотничьи ножи тоже наточите примерно так же: это самый универсальный и практичный способ заточки. Тут вообще-то нет готового рецепта, способ заточки во многом зависит от качества стали и индивидуального подхода пользователя к своему ножу. Но сначала наточите нож так, чтобы ширина передней и задней ступени были равными, и хорошенько присмотритесь к тому, как ваш нож работает. Если он явно не держит заточку и слишком быстро тупится, значит, качество стали или выполняемые этим ножом задачи не соответствуют выбранной пропорции между шириной передней и задней ступени. Тогда просто переточите нож, расширяя переднюю ступень за счет задней. Кстати, при подточке ножа в рабочем порядке вы будете шлифовать только переднюю ступень. Следовательно, во время ежедневной эксплуатации ножа она будет понемногу автоматически расширяться. Когда вам покажется, что даже хорошо подточенный нож мог бы резать лучше, это значит, что первая ступенька непомерно расширилась и заточка стала уже напоминать основную, простенькую «заточку без премудростей». Тогда найдите свободную минутку, сядьте спокойно за рабочий стол, возьмите хороший брусок и выпрофилируйте лезвие заново. Очень, кстати, успокаивающее занятие, я всегда так делаю, когда кто-нибудь меня сильно расстроит, например жена или кто-нибудь из главных редакторов журналов, с которыми имею честь сотрудничать. Знаете, как помогает?!

    А теперь открою один маленький секрет. Когда вы сошлифовываете излом-ступеньку, совсем необязательно держать угол наклона клинка так же точно, как и при выпрофилировании передней, образующей режущую кромку, ступени. Главное — не испортить режущую кромку и не поцарапать боковую поверхность (спуск) клинка. Дело в том, что задняя ступень необязательно должна быть полоской! Даже наоборот, чем менее плоской она будет, тем более обтекаемым будет лезвие и больше будет напоминать зализанный нос самолета или ракеты. И тем лучше будет резать. Если закруглить всю поверхность заточки в форме пологой, изящной дуги, то получится так называемое выпуклое лезвие (convex edge) (рис. 3, поз. 4). Тут излома-ступеньки нет вообще даже в исчезающей форме, поэтому лезвие встречает наименьшее возможное сопротивление со стороны разрезаемого материала. Поэтому можно, не теряя режущих способностей, немного увеличить угол при вершине образующего режущую кромку клина, скажем до 50 градусов (по 25 градусов на каждую сторону от плоскости симметрии клинка). Такое лезвие будет хорошо резать и уже будет намного прочнее, чем просто заточенное под углом 40 градусов. Или можно оставить угол при вершине 40 градусов, тогда лезвие будет иметь такую же прочность, как при обычной двухступенчатой заточке, но резать будет лучше. А тем более лучше, чем при заточке «без премудростей»! У меня так все кухонные ножи заточены.

    Конечно, лезвие может быть или прочным, или хорошо режущим, но никогда все вместе и сразу. Но если искать наиболее разумное равновесие между этими свойствами, то выпуклое лезвие представляется мне именно таким. Выполнить его в условиях массового производства довольно трудно, точить тоже нелегко, особенно для неопытного пользователя. Поэтому оно довольно редко встречается на ножах серийного производства. Одна из немногих фирм, использующих этот способ заточки, — шведская Fallkniven, их нож S1 Forest Knife — это один из любимых моих ножей.

    Когда-то, экспериментируя с выпуклой заточкой, я так был ей восхищен, что переточил таким способом довольно много своих ножей. Сразу честно признаюсь, что в одних случаях это имело смысл и в действительности заметно улучшило режущие способности ножа, а в других — нет. Закономерность такова: чем толще клинок сразу за поверхностью заточки, тем более имеет смысл перетачивать нож. Например, на ноже D2 Extreme фирмы Ka-Bar эффект был очень заметный. А вот на имеющем тонкое, хорошо режущее лезвие ноже Фреда Перрина фирмы Spyderco переточка практически никакой пользы не принесла (фото 3). В общем, советую за переточку серийного ножа на двухступенчатую можно браться хоть сразу после покупки. А вот перетачивать двухступенчатое лезвие на выпуклое советую только тогда, когда освоите искусство заточки на действительно мастерском уровне и совершенно точно и определенно будете себе представлять, что именно и с какой целью делаете.

    Сразу признаюсь, что не раз и не два слышал такое мнение о своих советах: все это теория для ненормальных, помешанных на ножах; нормальный человек проживет и без всех этих премудростей. Ну что ж, какая-то доля правды в этом, конечно, есть. Живут же люди, всю жизнь пользуясь полуострыми ножами, и ничего. Моя теща, например, так привыкла к тупым, что ей даже нравится. А когда я наточу ножи на ее кухне как следует, то она жалуется жене, что кожа на руках у нее что-то слишком тонкая стала в последнее время, режется все время. А что острым ножом удобней работать — этого даже не замечает… Да ладно, тещу все равно не переучишь, ни мою, ни чью. А журнал наш именно для ненормальных, помешанных на ножах. И обещаю вам, что другие такие же ненормальные ваше искусство оценят по достоинству, как оценивают мое. А чтобы убедить кого-нибудь «нормального», предложите-ка ему перерезать его карманным ножом дюймовый канат в один прием. Конечно же, никто «нормальный» в один прием не перережет, хорошо если перепилит за 10–15 раз. Да еще и объяснит вам как дважды два, что это в принципе невозможно и только ненормальному такое может прийти в голову. Как раз тот случай! Спокойненько вытаскиваем из кармана свой нож, и без долгих разговоров и объяснений эту самую веревку или канат р-р-раз одним движением, и привет! Только маленький совет — не режьте канат, держа его в руке и складывая петлей. Положите на доску, иначе может не получиться. А почему — на этот вопрос уж сами себе ответьте, что-то вроде домашнего задания. Если вы внимательно прочитали мои статьи и хорошо во всем разобрались, то это должно быть ясно.

    Желаю успехов в заточке! Об инструментах поговорим в следующих номерах журнала.ИллюстрацииРис. 11. Чистый клин — форма в действительности нереальная2. Лезвие, заточенное просто, без «премудростей»3. Двухступенчатое лезвиеФото 1. Знаменитый KA-BAR не справился с пеньковым канатом, хотя острота режущей кромки не вызывала сомнений. Виной всему форма заточкиФото 2. FALLKNIVEN F1 и SPYDERCO Bill Moran Featherweight перерезали сложенную вчетверо полдюймовую веревку в один прием

    Рис. 2

    123Рис. 3Фото 3. Форма лезвия не нуждается в переточке

    remcomdoka.ucoz.ru


    Смотрите также