Читать онлайн "На острие ножа" автора Кеннел Стивен Джозеф - RuLit - Страница 74. На острие ножа автор


Стивен Кеннел - На острие ножа

Стивен Дж. Кеннел

На острие ножа

Посвящается Рубену Кеннону, моему старому другу и единокровному брату. Он умеет меня смешить, требует, чтобы я молился перед едой, и всегда пробуждает во мне лучшие чувства.

Рубу — с любовью!

За час до того, как моя жизнь перевернулась с ног на голову, мы с женой Алексой занимались любовью у себя дома. Шла первая неделя мая; после весенней грозы, пронесшейся над Лос-Анджелесом, все каналы и водостоки в нашем районе Венис переполнились. В окно спальни хлестал косой дождь. Я подозревал, что со дня на день меня обвинят в тяжком служебном преступлении, только не знал, когда именно все завертится. И я занялся с женой любовью не только для того, чтобы снять напряжение, но и потому, что прекрасно понимал: скорее всего, мы вместе в последний раз.

Скандал с Тиффани Робертс набирал обороты. Из Паркер-центра, штаб-квартиры ПУЛА — полицейского управления Лос-Анджелеса, обо мне поползли злобные слухи. Под угрозой оказались и моя служба в полиции, и моя жизнь. Что с того, что я охраняю закон и порядок больше двадцати лет! Неприятности как будто сами меня находят…

Итак, надо мной нависла угроза; я нервничал, потому что примерно представлял, что меня ждет. Вот почему наша любовь приобрела горьковато-сладкий привкус. Если уместно сравнение из мира музыки, у нашей любви изменилась тональность и появился аккомпанемент — как барабанная дробь в кино, предвещающая выход злодея. Мы лежали, сплетясь в тесном объятии, и слушали, как дождь барабанит в окно.

В дверь позвонили.

— По-моему, началось, — сказал я.

— Да, наверное, — ответила Алекса таким же, как у меня, безжизненным голосом.

Я встал. Рядом, на шезлонге, лежала аккуратно сложенная одежда. Я натянул линялые джинсы и свитер с эмблемой университетской футбольной команды «Троянцы» — его я позаимствовал у сына Чуча. Потом босиком вышел в прихожую и распахнул дверь, не потрудившись предварительно посмотреть в глазок. Я и так догадывался, кто ко мне пожаловал.

Дождь лил как из ведра. На моем крыльце стояли три сотрудника полиции в прозрачных дождевиках.

— Лейтенант Клайв Мэтьюз, служебная проверка, — представился здоровяк, являющий собой центральную фигуру в тройке.

Его физиономия показалась мне знакомой; скорее всего, встречал его в обеденный перерыв в каком-нибудь ресторанчике в районе Паркер-центра. Ну да, заместитель начальника ОСБ — отдела собственной безопасности. Судя по цвету лица, не дурак выпить. Наверняка ходит на собрания Общества анонимных алкоголиков, но вряд ли они ему помогают.

— В чем дело, лейтенант? — ровным голосом, без выражения спросил я.

— Вот обвинительное заключение. — Он сунул мне три листка желтой бумаги с распечаткой.

В обвинительном заключении ОСБ перечисляются все допущенные сотрудником правонарушения. Чаще всего ОСБ предъявляет обвинение в превышении служебных полномочий или преступной халатности. Далее следует долгое и нудное служебное расследование. Как правило, в результате обвиняемого вызывают на дисциплинарную комиссию. А уж комиссия решает, отделается обвиняемый легким испугом или вылетит со службы. Поскольку обвинительное заключение мне доставил лично замначальника ОСБ, я приготовился к худшему.

Мэтьюз протянул мне запечатанный конверт:

— Держи сопроводительное письмо.

С той секунды, в которую я подписал это письмо, начался отсчет процессуальных действий.

— Распишись на двух экземплярах, — велел Мэтьюз. — Один вернешь мне, второй останется тебе. Тем самым ты подтверждаешь, что получил обвинительное заключение.

— А до завтра подождать не могли? — Я мельком глянул на двух других сотрудников ОСБ. Они стояли справа и слева от своего начальника, чуть позади него. На прозрачных плечах их дождевиков скопились изрядные лужицы.

— Нет, не могли, — ответил лейтенант. — Начальник управления Филосиани и прокурор города велели немедленно доставить тебя в полицейское управление Лос-Анджелеса.

— Прежде чем являться на дисциплинарную комиссию, я хочу поставить в известность Ассоциацию сотрудников полиции, — сказал я. — Такое право гарантировано мне в соответствии с параграфом шестым городского устава, о чем шеф Филосиани не может не знать. К чему такая спешка? Зачем эти полуночные свидания?

— Скалли, тебя не на свидание приглашают. Шеф, можно сказать, берет тебя под свое покровительство. И руководство АСП уже в курсе. Будь моя воля, я бы просто раздавил тебя, как кусок дерьма… да ты и есть настоящее дерьмо! — Последние слова Мэтьюз произнес без особого пыла, не повышая голоса. — Давай обувайся и куртку не забудь, а то еще промокнешь. Поедешь с нами!

— В чем дело, Шейн? — В прихожую из спальни вышла Алекса.

Я обернулся и залюбовался женой. Какая же она красивая — дух захватывает! Черные волосы, лицо как у фотомодели. И невероятно синие глаза… Алекса не сводила с меня взгляда. Она потрясающая даже в халате, даже непричесанная после любви… Я понимал: возможно, сейчас мы с ней в последний раз разговариваем как друзья.

— Служебная проверка. Вот обвинительное заключение ОСБ. Я должен ехать с ними.

Алекса встала у меня за спиной.

— Сейчас почти полночь, — сказала она. — Неужели нельзя было подождать до утра?

Алекса разволновалась и допустила ошибку. Ей бы следовало в первую очередь поинтересоваться, в чем меня обвиняют. Ничего удивительного: случившееся выбило ее из колеи так же сильно, как и меня.

— Возможно, вам тоже захочется прокатиться с нами, лейтенант Скалли. — Мэтьюз перевел взгляд на Алексу. — Шеф Филосиани и еще кое-кто ждут вас у него в кабинете. Мне кажется, вам обоим полезно будет его послушать…

Алекса ушла в спальню переодеваться. Я на минутку заглянул туда за своей непромокаемой ветровкой. Алекса одевалась как на работу — черный брючный костюм, блузка… Она взяла табельное оружие и свой жетон.

— Значит, начинается, — еле слышно прошептала она.

— Ага.

Я вышел в ванную и кое-как провел бритвой по своей щетине. Все-таки к начальнику полиции еду, не к кому-нибудь… На минуту я увидел свое отражение в зеркале и удивился. На меня смотрел знакомый незнакомец с разбитыми бровями, весь в шрамах после многочисленных драк. Типичный дебошир из пивной. Только в карих глазах замешательство.

Через пять минут я сидел в машине лейтенанта Мэтьюза в обществе двух его подчиненных. Одного звали Стэн. Имени второго я не расслышал. По дороге до Паркер-центра мы почти не разговаривали. Алекса ехала чуть поодаль в своем серебристом БМВ. Трое сотрудников ОСБ, сопровождавших меня в темно-коричневой «краун-виктории», считали меня не уважаемым членом общества и стражем порядка, а презренным подонком. По их мнению, я продался. Стал ренегатом.

Мне казалось, я представляю, что меня ждет, но на самом деле, как выяснилось, даже не понимал, в какую яму угодил — причем прыгнул в нее сам, добровольно.

Я твердил себе: такова жизнь. Наверное, если заранее видеть все тупики и опасные повороты, будет не так интересно… Впрочем, я просто успокаивал себя.

«Дворники» скрипели как ненормальные, мы мчались под проливным дождем по Десятому шоссе. На такие мелочи, как лужи, и внимания не обращали… И никакой тебе мигалки, никаких сирен. Мчится по скоростной полосе темно-коричневый «форд», а в нем сидят четыре копа с каменными лицами. Так я с головокружительной скоростью приближался к бесславному концу.

Кабинет Тони Филосиани был переполнен взбешенными, раздосадованными людьми. Конечно, кому приятно, когда тебя посреди ночи выдергивают из постели и велят явиться к начальству? Да и повод, по которому их вызвали, радости никому не внушал. Еще один крупный скандал ПУЛА сейчас совсем ни к чему. Вот почему все присутствующие готовы были смешать меня с грязью, как только я вошел.

Все лица оказались знакомыми. В центре стоял начальник полиции. Обычно веселый и приветливый, сегодня с хмурым выражением круглолицый Тони Филосиани походил на китайскую резную маску; в ярком свете люстр отсвечивала его розовая лысина. Рядом с начальником полиции стоял Коул Николс, заместитель главного прокурора Лос-Анджелеса. Ему тоже не хотелось здесь присутствовать, но он замещал прокурора Чейза Била — тот отправился жевать несъедобную жареную курятину на какой-то предвыборный пикник. Все знали, что Чейз собирается выставить свою кандидатуру на пост губернатора и никогда не упускает случая найти лишних спонсоров. Рядом с Николсом стоял представитель полицейского профсоюза Боб Атли. Только он один, пусть и нехотя, отваживался смотреть мне в глаза. Несмотря на внушительный рост, Боб считался добряком, вроде Санта-Клауса. Он уже два раза успешно помогал мне отбить нападки отдела собственной безопасности. Рядом с Атли стоял начальник правового отдела — высокий чернокожий капитан. Звали его Линк, а фамилию я забыл. Потом шел я во взятом напрокат у сына спортивном свитере с эмблемой «Троянцев» и насквозь промокшей ветровке. За мной стоял лейтенант Мэтьюз, замначальника ОСБ. Но пожалуй, самое страшное выражение застыло на лице начальницы уголовного розыска — моей жены Алексы. Она переступила порог кабинета на несколько секунд позже меня, увидела собравшихся и буквально остолбенела.

www.libfox.ru

Читать онлайн "На острие ножа" автора Кеннел Стивен Джозеф - RuLit

— Ладно, спасибо. Удачи, Рокки!

— Тебе тоже, друг. Ну, пока!

Дождавшись, пока он убежит, я перемахнул через низкий заборчик, отделяющий владения тетки Анны от соседей, и приземлился прямо на мусорные баки. Контейнеры с грохотом попадали на землю, мусор высыпался. Во всех окнах вокруг зажигался свет: полиция включила громкоговорители на улице. Завывали сирены только что подъехавших машин. И вертолет никуда не улетал…

Вжавшись в стену соседнего дома, я осторожно высунул голову и посмотрел на улицу. На проезжей части толпились человек десять полицейских. Улицу с обеих сторон блокировали машины. Ловить нас съехалась почти вся дневная смена!

Жители высыпали из домов и ошеломленно таращили глаза. Несколько полицейских с громкоговорителями расхаживали по улице. Всем приказывали немедленно расходиться по домам. Копы стучали во все двери подряд, обходили дом за домом. Зная, что почти все здешние обитатели — жалкие нелегалы, местные стражи порядка не забивали себе голову такими мелочами, как ордера на обыск.

Мне уже доводилось участвовать в погоне с вертолетом, поэтому я понимал: пока он висит надо мной, я в ловушке.

Я пытался сообразить, как бы убраться отсюда подальше. Сейчас главное — отвлечь их внимание от Рокки. Потом надо будет избавиться от «заряженного» ремня — лучше всего незаметно подбросить его в какую-нибудь машину и понадеяться, что они возьмут ложный след. Моя форма сейчас была одновременно и преимуществом, и недостатком. Все ищут полицейского, поэтому форма сразу ставит меня под подозрение. С другой стороны, здешние жители до смерти боятся людей в форме…

Я решил снять форму. Без нее я, возможно, сойду за мексиканца, здешнего жителя. Волосы у меня черные, я останусь в белой нижней рубашке и кальсонах. Форменный китель я швырнул в мусорный бак, а рацию и все остальное, в том числе спутниковый передатчик, оставил себе. И, естественно, я не выкинул свой «смит-и-вессон». Оружие и остальное пришлось запихать за пояс.

На веревке сушилось белье, я снял кухонное полотенце и намотал себе на голову. Надо попробовать смешаться с толпой, а потом незаметно выбраться отсюда и добежать до следующего квартала. Я вышел во двор и остановился вместе со всеми, щурясь на ночное небо и прикрывая глаза рукой.

Из громкоговорителя послышалось:

— Все по домам! Немедленно, иначе вы будете арестованы! — Через несколько секунд тот же самый голос повторил по-испански: — Regresa a su casas inmediatamente о quedan detenido!

Вместе с толпой здешних обитателей я двинулся на тротуар, нырнул в проем между двумя домами и вбежал еще в чей-то двор. Толкнул калитку и очутился в узкой аллее.

Вертолет сместился на восток, но кружил совсем недалеко, в квартале отсюда. Я бросился бежать, не зная толком, куда направляюсь. Впереди горели огни торгового центра, я бросился к нему. И тут вертолет развернулся и полетел назад.

Я вышел из-под дубов на перекрестке, сунул руки в карманы и с беззаботным видом зашагал через дорогу, направляясь к супермаркету «Вонс». Может быть, там мне удастся позвонить из телефона-автомата…

И вдруг — я уже почти пересек пустую парковку и подходил к раздвижным дверям — на площадь перед торговым центром вырулили две патрульные машины. Водитель одной из них притормозил, развернулся и помчался ко мне.

Я побежал и услышал, как в кармане снова ожила рация. Кто-то требовал срочно прислать подкрепление.

На стоянку перед торговым центром въехали еще две черно-белые машины. Я понял: все, попался. Бежать некуда. Пришлось бросить пистолет и положить руки на затылок.

Из второй машины вылезли Алонсо Белл и Орас Веларио. Орас двигался с трудом, и все же ему удавалось не отставать от Алонсо. Похоже, сейчас меня накормят и омлетом, и тостом…

— Повернись и сцепи пальцы на затылке! — приказал Алонсо.

Я подчинился. Они быстро обыскали меня, надели наручники и тут же сбили с ног.

Где же, где же агент Лав и спецназ ФБР? Почему не спешат мне на помощь? Меня грубо поставили на ноги, я смотрел прямо в беззубое, распухшее лицо Ораса Веларио.

— Вот сейчас повеселимся по-настоящему. — Из-за выбитых зубов он сильно шепелявил.

Он достал обшитый кожей «усмиритель» и врезал мне в висок. Я угадал, куда он метит, и постарался уклониться, но не успел. Мне показалось, что голова лопается; перед глазами встала белая пелена. Я пошатнулся и упал.

— Хватит, Орас, отомстить ты еще успеешь! — смутно услышал я голос Алонсо.

Мир сузился и почернел.

— Нет проблем, — прошипел Орас как будто из густого тумана. — Только разомну его немножко…

Что-то с размаху ударило меня по ребрам. То ли он пнул меня ногой, то ли снова отоварил «усмирителем»… Перед тем как потерять сознание, я услышал, как Орас сказал:

www.rulit.me

Читать онлайн "На острие ножа" автора Кеннел Стивен Джозеф - RuLit

Я повернул на Ла-Брея и ехал, пока не увидел торговый центр на углу бульвара Санта-Моника. Там я и остановился и заглушил мотор.

— Ну да, Сэм… в общем, дело сделано. В его доме играет музыка, но он ее не слышит… Смерть зафиксировали вчера, в два часа ночи.

— Мне нужно убедиться наверняка, — сказал Сами. — Заплачу, только когда получу доказательства, что этот гад и впрямь жрет землю.

— У меня есть снимки, как в прошлый раз, — ответил я. — Кроме того, могу сообщить тебе номер дела. После ликвидации я взял его бумажник. Он кубинец, нелегал. Ты был прав, его пальчиков в нашей базе еще нет. Его записали Хуаном Доу — неизвестным под номером семнадцать; сейчас он отдыхает в морге на Мишн-Роуд. Съезди туда и скажи, что у тебя пропал двоюродный брат… соври что-нибудь, ты же умеешь. Опиши его внешность, и тебе покажут жмурика.

— Сам не поеду, кого-нибудь пошлю. А тебе заплачу после того, как мои люди опознают его в морге.

— После того как меня вышибли из ПУЛА, у меня туго с наличными. Жена собирается со мной разводиться, ее адвокат заблокировал мои счета. Сейчас я работаю в Хейвен-Парке, но платят там гроши. И потом, я даже первой зарплаты еще не получил.

— А я тут при чем?

— Мы ведь с тобой не в первый раз сотрудничаем, и кому, как не тебе, знать: результат я гарантирую.

— Покажи фотки!

Я громко расстегнул «молнию» на сумке, которую привез с собой, и Сами устроил настоящий театр: громко хмыкнул, как будто действительно разглядывал цифровые снимки на несуществующей камере.

— Господи… Чем ты его так? У него же полголовы нету!

— Подумаешь, сделал ему две лишние дырки за ухом. Для вентиляции. Вот за что ты заплатил десять кусков. Мне нужны мои деньги.

Сами глубоко вздохнул и ответил:

— Ну ладно, давай так. Половину даю сейчас, а вторую половину — после того, как получу доказательства его смерти. Вот все, что я могу.

Я тоже громко вздохнул:

— Давай!

Я заранее приготовил пять сотен мелкими купюрами и теперь принялся, громко шурша, отсчитывать деньги. Пошелестев перед микрофоном, я положил Сами на колени его гонорар.

— Высади меня здесь, — заявил Сами, распахивая дверцу. — У меня тут, на Сансет, ребята шустрят: толкают туристам нижнее белье Мадонны. Вышили на трусах ее имя. Ты, кстати, не интересуешься? Трусы как настоящие, новые, а еще есть колготки с вырезом на самом интересном месте и лифчики с дырками для сосков. Клянусь, ее собственные!

— Мне как-то не очень идут колготки с вырезом…

— Дело вкуса. Хочешь — верь, хочешь — не верь, а такое дерьмо на интернет-аукционе расходится на ура. — Сами захлопнул дверцу. — Значит, до скорого! — И он ушел.

Я заехал в круглосуточный магазин и купил себе мобильник с предоплатной системой расчетов. К себе в отель я вернулся где-то в десять вечера.

Пришлось позвонить в полицейское управление Хейвен-Парка и сообщить свой новый мобильный номер. Поужинал я в ресторане при казино. Сидящие вокруг зомби по-прежнему пускали на ветер свои состояния. Заведение в любом случае не оставалось внакладе. И вдруг, глядя на ряды живых мертвецов, я сообразил: а ведь их участь куда лучше моей!

Алонсо Белла я не увидел и на следующий день. Явился на перекличку, переоделся, но мне сказали, что мой наставник взял отгул по личным делам. Я по-прежнему считался стажером; Гарри Иствуду не хотелось выпускать меня «в поле» в одиночку, поэтому меня прикомандировали к дежурной части. Целых восемь часов, всю смену, пришлось отвечать на звонки и заполнять бумаги.

Весь день я промаялся за столом, гадая, чем сейчас занят Алонсо. Чем дольше я маялся, тем тяжелее мне становилось. Очень может быть, моя грубая игра в ресторане «Мама касита» и потом в изоляторе натолкнула их на определенные подозрения…

Через восемь дней должны были состояться выборы мэра; на первой полосе «Курьера» появилась статья Аниты Хуарес, в которой во всех подробностях расписывался арест Рокки. Автор призывала к скорейшей смене власти в Хейвен-Парке. Под передовицей разместили массу гневных писем. Простые избиратели выражали гневный протест против методов работы сотрудников местного полицейского управления. Естественно, я понимал: братья Авила и Сесил Братано не станут сидеть на задницах и наблюдать, как проигрывают выборы. Пока у Рокки Чакона гораздо больше шансов очутиться в морге, чем в здании городской администрации.

В конце смены я пешком вернулся к начальной школе, переоделся в штатское, запер шкафчик и поехал в Велосипедный клуб. Хотя времени было всего пять часов, парковка уже была заполнена машинами страстных игроков. Я поднялся в свой номер, раскрашенный в бежевые и оранжево-персиковые тона, сбросил обувь, рухнул на кровать и полчаса пытался сообразить, что же делать дальше.

www.rulit.me


Смотрите также