Невринома слухового нерва: симптомы, диагностика и лечение. Удаление невриномы гамма ножом


Востановление слухового нерва после хронического неврита I Гамма-нож

В настоящее время слух на исходном уровне может быть сохранен у 60-80% пациентов, причем более высокая сохранность достигается при опухолях меньшего размера, а также у пациентов с сохранным слухом на момент облучения. Наличие на момент радиохирургии заметных изменений слуха является фактором риска по его дальнейшему снижению и полной утрате.

Функция лицевого и тройничного нерва в настоящее время может быть сохранена у большинства пациентов (>95%). В нашей практике парез лицевого нерва после СРХГН отмечался у 1,6% больных, в т.ч. в 2% случаев крупных шванном (Т4 по Сами). Тики и гемифациальный спазм после СРХГН отмечались у 3,3% больных. Гипестезия на лице после СРХГН отмечается у 3,4% пациентов. Стойкий характер только у 2%. Усугубление ранее имевшейся гипестезии отмечается в 2.5%. Тригеминальная невралгия после СРХГН встречается в 3.7%, развивается в сроки 1-2 года после облучения, имеет временный характер и регрессирует на фоне лекарственной терапии Карбамазепином и, далее, на фоне уменьшения размеров опухоли.

Пациенты с вестибулярными шванномами, связанными с нейрофиброматозом II типа, представляют собой особую группу, поскольку у них высок риск полной глухоты. Тем не менее, наш опыт показывает, что и в случае НФ2 типа есть шансы сохранить слух.

Рис.1 Б-ая Л. 28 лет. Этапное лечение ВШ при НФ 2 типа. Хирургическое удаление ВШ справа (2008 г.). СРХГН рецидива ВШ в правом мостомозжечковом углу (слева), объемом 7.5 куб см, через 1 год после хирургического удаления контрольная МРТ через 11 месяцев (в центре) – уменьшение размеров облученной ВШ, продолженный рост ВШ (объем 11.7 куб см) в левом мостомозжечковом углу, СРХГН ВШ в левом мостомозжечковом углу через 11 месяцев;

Рис 2. Аудиограмма этой же пациентки через 6 лет после СРХГН. Справа – глухота (после удаления опухоли в 2008 г.). Слева – функционально сохранный слух (Г-Р 2 степени).

Табл. 1. Функциональные исходы, реабилитация и социальная адаптация пациентов с ВШ после хирургического лечения и радиохирургии (по Regis J. с соавторами (2002)

  После операции (110 пациентов) После Гамма-ножа (97 пациентов)
Нарушение функции лицевого нерва 37% 0%
Прочие функциональные нарушения 39% 9%
Средняя продолжительность пребывания в стационаре 23дня 3 дня
Среднее время вынужденного отсутствия на работе 130 дней 7 дней
Сохранение профессиональной активности 56% 100%

Lobato-Polo J и соавт. (2009) в исследовании посвященном изучению СРХГН у молодых пациентов (средний возраст 35 лет, 13-40 лет) выявили, что 96% пациентов не требовалось никакого дополнительного лечения на протяжении 5 лет наблюдения после СРХГН. Сохранность слуха (т.е. стабильность на одном уровне по шкале Гарднера-Робертсона) была 93%, 87% и 87% на 3, 5 и 10 лет, соответственно. У пациентов с функциональным слухом до СРХГН у 100%, 93% и 93% пациентов через 3, 5 и 10 лет, соответственно, удалось сохранить слух на прежнем уровне Функция лицевого и тройничного нерва была сохранена у 98,2% и 96,4% пациентов соответственно; Все пациенты сохранили свой прежний уровень повседневной активности или рабочей занятости после СРХГН. Ни у кого не было выявлено радиационно индуцированных опухолей. Таким образом, вопреки встречающимся предубеждениям, в настоящее время существуют убедительные аргументы в пользу применения радиохирургии не только у пожилых, но и у молодых пациентов.

Табл. 2 Функциональные исходы СРХГН у молодых пациентов (по Lobato-Polo и соавт, 2009).

  3 года 5 лет 10 лет
Сохранность слуха 93% 87% 93%
Сохранность функционального слуха 100% 87% 93%
Сохранность лицевого нерва 98.2%
Сохранность тройничногонерва 96.4%

Радиохирургия также является безопасной и эффективной альтернативой повторной хирургической операции у пациентов с продолженным ростом опухоли после субтотального ее удаления.

Рис. 3. СРХГН остатков ВШ после хирургического удаления. На момент СРХГН объем опухоли составил 4.1 куб. см (слева), через 3 года и на протяжении 10 лет наблюдения объем опухоли составил 0.5 куб см

Таким образом, в настоящее время стереотаксическая радиохирургия на аппарате Гамма-нож является современным, высокоэффективным и достаточно безопасным методом лечения вестибулярных шванном, в т.ч. крупных (стадии Т4 по Сами, при условии тщательного отбора таких пациентов), как самодостаточным, так и дополняющим хирургическое вмешательство, позволяющим свести к минимуму вероятность рецидива опухоли, обеспечить максимальную функциональную сохранность нервов мосто-мозжечковой группы, избежать рисков хирургических и анестезиологических осложнений и вернуться к повседневной жизни в сжатые сроки.

www.lgk-russia.ru

Невриномы слухового нерва

Невриномы слухового нерва – доброкачественные опухоли, которые только в 10% случаев образуются из слуховой порции VIII пары черепно-мозговых нервов, а в 90% – начинают свое развитие из шванновской оболочки вестибулярной порции. Поэтому в специализированных англоязычных изданиях они определяются и как акустические, и как вестибулярные шванномы. Симптоматические проявления не имеют различий, поэтому используются оба эти термина. В русскоязычной медицинской литературе применяется термин невриномы слухового нерва.

Тактика ведения больных с вестибулярными и акустическими шванномами подразделяется на три типа:

  1. динамическое наблюдение;
  2. стереотаксическая радиохирургия;
  3. оперативное удаление.

В случае обнаружения небольших неврином, при отсутствии клинических проявлений, либо при отказе пациентов от лечения, возможно динамическое наблюдение (в иностранной литературе – тактика wait&scan или wait&see, либо же консервативная терапия) – систематическое прохождение пациентами контрольных МРТ с целью отслеживания динамики развития опухоли, а также сопутствующих процессов в мозге (к примеру, гидроцефалии). В процессе наблюдения чаще всего происходит постепенное снижение остроты слуха по причине роста опухоли, в связи с чем вероятность радиохирургического и оперативного вмешательства только увеличивается. При выявлении признаков роста новообразований показана стереотаксическая радиохирургия или хирургическое удаление.

Важно! Консервативное лечение, заключающееся в динамическом наблюдении за опухолью, не должно быть самоцелью. Однажды появившись, большинство новообразований будут медленно или быстро, но расти. В связи с этим, отказ от радиохирургического и традиционного оперативного лечения должен аргументироваться, и пациенты должны быть в полной мере осведомлены о возможных последствиях дальнейшего прогрессирования болезни.

В медицинском сообществе еще сильны предрассудки относительно стереотаксической радиохирургии Гамма-ножом. До сих пор можно встретить ссылки на позицию Национального института здоровья США от 1991 г, т.е. более 25 лет назад) о том, что для подавляющего большинства пациентов лечением первой линии является операция, а облучение показана только тем, кто отказался от хирургического удаления или имеет к нему противопоказания.

Разберем так ли это на самом деле?

Какой метод лечения обеспечивает лучший результат, т.е. меньшее количество рецидивов?

По многочисленным публикациям, посвященным хирургическому лечению, уровень рецидивов колеблется на уровне от 3 до 12%, составляя в среднем 5-7% на протяжении наблюдения до 5 лет. Однако, практически нет исследований, посвященных отдаленным (> 10 лет) результатам хирургического лечения

Что касается эффективности радиохирургии, разберем по порядку:

через 6-18 месяцев после воздействия Гамма-ножом, на контрольных томограммах обнаруживаются признаки постлучевого патоморфоза (т.е. изменения, наступившие в результате облучения). Внутри новообразования, там, где была сконцентрирована максимальная доза облучения, возникает участок, в котором не накапливается контраст, а вокруг него сохраняется кольцевидная область накопления контрастного вещества. Эта центральная зона представляет из себя зону распада ткани – некроз. Зона по периферии, где доза облучения была меньше, представляет из себя живую, но неактивную и неспособную к росту ткань опухоли. В этот отрезок времени опухоли могут увеличиваться в объеме за счет отека, сопровождающего некротический процесс. Это – нормальная, ожидаемая, а главное – обратимая реакция, не имеющая ничего общего с истинным ростом опухоли. Данный феномен – широко освещен в научной литературе, а в радиохирургической практике он встречается почти исключительно только при облучении шванном, как вестибулярных, так и невестибулярных. В 90% случаев отек регрессирует в течение 12-18 месяцев и опухоль возвращается к исходным размерам, после чего примерно в 60-80% случаев продолжается дальнейшее уменьшение размеров новообразования, в остальных случаях – стабилизация. Истинные рецидивы опухолей, по разным данным, встречаются примерно в 2-3% случаев. Примерно в 10% случаев, постлучевой отек может сохраняться и дольше, но темп увеличения опухоли при этом последовательно уменьшается.

Что касается отдаленных результатов облучения вестибулярных шванном, то существует целый ряд исследований, включающих наблюдение за сотнями пациентов на протяжении 8-10 лет и более после радиохирургии. Например, нейрохирургами Питтсбургского университета была представлена серия больных, состоявшая из 829 пациентов с вестибулярными шванномами. Убедительный контроль роста опухолей был отмечен более чем у 98% пациентов на протяжении 10 лет после Гамма-ножа. Примерно у 25% больных отмечена стабилизация размеров шванном, а у 73% человек опухоли существенно уменьшились в размерах. Таким образом, стереотаксическая радиохирургия не просто не уступает оперативному лечению с точки зрения контроля роста опухолей, но даже превосходит его

При каком виде лечения чаще встречаются нарушения функции черепно-мозговых нервов?

В мосто-мозжечковом углу, там где развиваются невриномы слухового нерва, расположено 4 черепных нерва, три из которых (VII – лицевой, отвечающий за мимику, VIII – вестибуло-кохлеарный, отвечающий за слух и вестибулярную функцию, XIII – промежуточный, обеспечивающий иннервацию слюнных и слезных желез) в норме идут почти параллельным курсом от ствола мозга по направлению к уху. Тройничный нерв (V), из всех нервов мосто-мозжечковой группы – самый мощный, имеет ход в передне-заднем направлении. Основное отличие в возникновении нейропатий после радиохирургии и после хирургии заключается в том, что в первом случае нерв остается анатомически сохранным как на макро-, так и на микроструктурном уровне, а дисфункция возникает за счет нарушения микроциркуляции крови на фоне постлучевых изменений. Такая степень повреждения является самой легкой. Вероятность дисфункции тройничного нерва, в виде преходящих нарушений чувствительности на лице – 2-3%. Дисфункция лицевого нерва, возникает значительно реже и колеблется в интервале 0-1%, при этом она легкая и обратима в подавляющем большинстве случаев. Дальнейшее снижение или утрата слуха в 20-25% случаев. Слезотечение из глаза, связанное с дисфункцией промежуточного нерва, встречаются примерно у 1.5% больных.

В случае хирургического лечения, происходит более грубое повреждение нервов, в первую очередь лицевого, слухового и промежуточного за счет их многократных растяжений или перерастяжений в момент хирургических манипуляций с опухолью. Это приводит к разрыву как отдельных волокон, так и целых пучков, с образованием внутриствольных кровоизлияний, отека и вторичных ишемических нарушений, а в крайней, самой тяжелой степени – к полному анатомическому перерыву нерва. Соответственно, двигательная дисфункция лицевого нерва отмечается в 15-25%, полная утрата слуха в 70-80%, слезотечение из глаза, примерно в 15%. Такая статистика достоверно превышает аналогичные риски после радиохирурии. Тройничный нерв, как имеющий наиболее мощное строение и другой ход, страдает, примерно в 2-3% случаев. Таким образом, функциональные исходы после радиохирургического лечения достоверно лучше, чем после хирургического удаления опухоли.

Правда ли, что после использования радиохирургического метода возрастает риск радиоиндуционных опухолей, которые в большинстве случаев имеют негативный прогноз течения?

Опухолевые образования могут считаться радиоиндуцированными только при соответствии трем следующим критериям:

  1. Облучение было проведено не менее 3 лет назад
  2. Опухоль развилась внутри или по границе зоны облучения
  3. Опухоль отличается по своей гистологической структуре от первоначальной

В медицинской литературе за период до 2013 г. было описано 15 случаев возникновения радиоиндуцированных опухолей после радиохирургии неврином слухового нерва Гамма-ножом. Следует отметить, что до 2011 г. более 64 тысяч пациентов с невриномами слухового нерва по всему миру перенесли облучение Гамма-ножом. Следовательно, возникновение радиоиндуцированных опухолей после радиохирургии вестибулярных шванном отмечено менее, чем в 0.025%.

В исследовании, проведенном в Великобритании на основе анализа национального канцеррегистра, были проанализированы данные более 5000 больных, прошедших стереотаксическую радиохирургию с общей длительностью контрольного наблюдения 30000 человек-лет, из которых около 1200 наблюдались в течение 10 и более лет. За время наблюдения данной группы была обнаружена только одна вновь появившаяся астроцитарная опухоль. При этом для данной популяции ожидалась вероятность развития подобных новообразований почти 2.5 опухоли. Из этого следует, что риск возникновения радиоиндуцированных опухолей после прохождения радиохирургии не превышает таковых рисков для большинства людей, не получавших такого лечения. Для сравнения, следует отметить, что частота летального исхода после оперативного лечения слуховых неврином варьирует в пределах от 0 до 3% и зависит от множества различных факторов, например, опыта нейрохирурга и анестезиолога, тяжести сопутствующих заболеваний, размеров опухоли и декомпенсации состояния больного перед операцией. Помимо этого, в хирургической практике встречается целый ряд других серьезных осложнений, которые могут привести к тяжелой инвалидизации пациентов, например, кровоизлияние в ложе удаленной опухоли, нарушения кровообращения в стволе мозга, раневая ликворея и менингит.

Таким образом, риск развития рандиоиндуцированных опухолей после радиохирургии имеется, но он ничтожно мал и значительно меньше, чем актуальный уровень летальности после хирургии вестибулярных шванном

Возможно ли проведение радиохирургии на фоне беременности?

Да, это возможно. Измеренная на практике и в эксперименте степень облучения беременных пациенток на уровне критических органов, очень низкая. Тем не менее, это должно быть обосновано гораздо тщательнее, только при возникновении острой необходимости, и только во 2 и 3 триместре беременности. В первом триместре, когда происходит формирование эмбриона и закладка внутренних органов плода, следует максимально воздержаться не только от проведения радиохирургии, но и даже КТ, МРТ и других диагностических процедур.

Правда ли, что проведение радиохирургии затрудняет в последующем хирургическое удаление опухоли?

Как уже ранее было отмечено, вероятность неудачи радиохирургии колеблется на уровне 2-3%, что сопоставимо с 5-7% рецидивов после оперативного вмешательства. Сам факт возможного появления рубцово-спаечного процесса вокруг опухоли – не является чем-то странным, т.к. обычный исход воспалительной реакции любой природы – травматической, инфекционной, хирургической, постлучевой и т.п.

В иностранной литературе имеются публикации, в которых рассматривался вопрос о возможности возникновения локальных постлучевых изменений, которые могли вызвать определенные трудности при оперативном вмешательстве у пациентов, ранее проходивших радиохирургическое лечение неврином слухового нерва. Локальные спаечные изменения выявлены в 2/3 случаев. При этом следует отметить, что рубцово-спаечный процесс после ранее перенесенной хирургической операции - обычное дело, но это не является противопоказанием к повторному вмешательству и поводом для дискуссии

Так же важно принять во внимание, что увеличение размеров шванномы в течение 1-2 лет после использования Гамма-ножа является обратимым процессом, который никак нельзя считать признаком прогрессирования болезни, соответственно, поэтому в подавляющем большинстве случаев нет необходимости оперировать таких пациентов. Очень редкие в этот промежуток времени показания к оперативному вмешательству могут быть обусловлены только усилением выраженности неврологических признаков: внутричерепной гипертензии, мозжечковой атаксии и т.п. Операция в таком случае должна производиться лишь с целью частичного уменьшения объема шванномы, а не ее тотального удаления, т.к. это чревато возникновением стойких неврологических нарушений.

Правда ли, что Гамма-нож провоцирует развитие гидроцефалии?

Согласно опубликованным данным, частота развития гидроцефалии до радиохирургии колеблется в пределах от 4 до 40%. А риск развития после Гамма-ножа не превышает 2%. Гидроцефалия при вестибулярных шванномах имеет или окклюзионный характер, т.е. за счет давления опухолью, и тогда радиохирургия не показана – опухоль следует удалять хирургически, или неокклюзионный характер, т.е. за счет нарушения соотношения между выработкой ликвора в желудочках мозга и его всасыванием в подоболочечном пространстве, за счет повышенного содержания белка. В этом случае, более безопасным для пациента является радиохирургия опухоли и установка вентрикуло-перитонеального шунта для устранения гидроцефалии.

Правда ли, что после радиохирургии возникает отек ствола мозга?

Да, такие случаи были описаны в литературе на заре развития радиохирургии, когда для лечения использовались очень высокие дозы облучения. В настоящее время, применение доз в диапазоне 11-13 Гр по краю опухоли, полностью исключает риск данного осложнения.

Правда ли, что радиохирургия показана только пожилым пациентам, а молодым однозначно лучше оперироваться?

Реальных оснований для отказа молодым пациентам в радиохирургическом лечении нет, потому что эффективность и безопасность лечения ничем не отличается от результатов для пациентов преклонного возраста. Кроме того, период реабилитации после радиохирургии значительно короче, чем после операции, что гарантирует восстановление работоспособности пациентов в короткий срок.

Правда ли, что невриномы слухового нерва возникают по причине использования мобильных телефонов?

На сегодняшний день нет ни одного исследования, которое достоверно подтвердило бы этот тезис. Необходимо понимать, что в основе возникновения любых опухолей, в т.ч. неврином слухового нерва, лежат генетические «поломки», в большинстве случаев приобретенные в течение жизни. И причиной подобных поломок может стать все, что угодно – от аномальной солнечной активности и плохой экологии до повседневного слишком частого использования микроволновых печей, мобильных телефонов, ТВ, компьютеров и прочее.

Как быстро пациент восстанавливается после радиохирургии невриномы слухового нерва? Фактически сразу после окончания лечения все пациенты могут вернуться к своим повседневным обязанностям, а через 2-3 дня и к выполнению своих профессиональных функций. Не требуется никакой специфической реабилитации. Некоторым пациентам, после завершения радиохирургии, врач может назначить короткий курс лекарственной терапии. Следует отметить, что радиохирургия – серьезный метод лечения и не является панацеей от всех болезней. Тем не менее, при изучении качества жизни пациентов с вестибулярными невриномами через 5 лет после применения Гамма-ножа более 91.1% больных были удовлетворены результатами лечения и степенью активности в повседневной жизни, при этом около 96.8% пациентов могли бы посоветовать такой метод терапии неврином слухового нерва своим друзьям и близким.

ВЫВОДЫ:

СРХГН является высокоэффективным способом лечения вестибулярных шванном с вероятностью неудачи всего 2-3%

Вероятность нарушения функций нервов мосто-мозжечковой группы при СРХГН гораздо ниже, чем при проведении микрохирургического удаления

Риск возникновения радиоиндуцированных опухолей после СРХГН ничтожно мал и значительно меньше, чем риск послеоперационной летальности

Динамика типичных изменений невриномы слухового нерва после облучения - на момент СРХГН, через 6-24 мес, через 2 года

Пациентка, 47 лет. интра-экстраканальная невринома слухового нерва. Уменьшение объема опухоли на 96% уже через 1 год после облучения

Пациент, 45 лет. Небольшая (Т3а по Сами) невринома слухового нерва. Регресс объема опухоли на 90% за 4.5 года

gammaclinic.ru

Публикации наших врачей

Общие сведения.

В мировой литературе используется в основном термин «вестибулярная шваннома», а в отечественной «невринома слухового (VIII) нерва». Оба термина являются синонимами и обозначают доброкачественные опухоли, которые состоят из шванновских клеток и исходят из вестибулярной порции слуховестибулярного нерва. Заболеваемость невриномами слухового нерва составляет примерно 1 случай на 100000 населения в год. Другими словами, каждый год в Российской Федерации появляется 1500 новых случаев неврином слухового нерва. Учитывая постоянное усовершенствование методов нейровизуалзиции, позволяющих устанавливать диагноз на ранних стадиях заболевания, эта цифра может быть ещё выше.Вестибулярные шванномы составляют 8% всех внутричерепных образований, до 30% опухолей задней черепной ямки и 85% опухолей мосто-мозжечкового угла. И хотя описаны случаи этих опухолей у 7 летних детей, спорадические невриномы слухового нерва развиваются наиболее часто на 4−5 десятилетии жизни, то есть у наиболее профессионально опытной и трудоспособной части населения. Академик Егоров Б. Г., бывший директором Центра Нейрохирургии в 1947−64 годах прошлого века, первым внедрил операцию удаления неврином слухового нерва в широкую практику отечественной нейрохирургии. Его дело продолжил нынешний научный руководитель Центра академик РАН Коновалов А. Н., применивший для удаления этих опухолей принципы микронейрохирургии, тем самым повысив радикальность операций. За последние 10 лет в Центре оперировано около 2500 пациентов с невриномами слухового нерва и эта цифра позволяет говорить о его лидирующем положении в мировой нейрохирургии. Богатый опыт, накопленный в стенах Центра не одним поколением его сотрудников позволяет улучшить качество лечения больных, используя все достижения современной нейрохирургии.

Клиническая симптоматика вестибулярных шванном.

В отоневрологической группе Центра Нейрохирургии под руководством профессора Благовещенской Н. С. во второй половине 20 века проведена большая научная работа, в результате которой описана клиническая картина неврином слухового нерва на всех стадиях заболевания. Страдания пациента с вестибулярными шванномами проявляются тремя основными группами симптомов — признаками поражения черепных нервов, стволовыми симптомами и мозжечковыми нарушениями. На всех стадиях заболевания наиболее характерным признаком неврином слухового нерва является снижение слуха или глухота на ипсилатеральной стороне. Ближе всего к невриноме слухового нерва располагается лицевой нерв (n.facialis), поэтому развитие опухоли приводит в значительному воздействию на лицевой нерв и изменению его топографии. Клинические признаки поражения лицевого нерва встречаются у 15% больных. Симптомы поражения тройничного нерва отмечаются у 16% больных, проявляются при распространении опухоли за пределы внутреннего слухового прохода и свидетельствуют о большом (более 25 мм) размере шванномы. В далеко зашедших стадиях заболевания, когда размер опухоли превышает 35 мм, появляются симптомы поражения каудальных нервов. На этой же стадии в клинической картине появляются симптомы поражения ствола мозга и мозжечковые нарушения.

Нейровизуализация неврином слухового нерва

Компьютерная томография (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ) являются методами, которые при невриномах слухового нерва, как и при других опухолевых процессах, несут максимальную диагностическую информацию о локализации, размерах, структуре опухоли, взаимоотношении ее с костными структурами в области пирамиды височной кости, интракраниальными цистернами и окружающими отделами мозгового вещества (ствола мозга и мозжечка) в интракраниальном пространстве.

На рисунках представлены различные варианты неврином слухового нерва

Сочетание этих методов позволяет поставить безошибочный диагноз вестибулярной шванномы и получить все данные необходимые для лечения пациента, будь то речь идет о хирургическом лечении, либо о радиологическом (радиохирургии или радиотерапии). При К. Т. невринома слухового нерва представляется изо- или гиподенсивным образованием. Строма опухоли имеет однородную или слабо разнородную плотность. Наличие свежих кровоизлияний или обызвествлений в строме опухоли не характерно. Исключение составляют случаи кистообразования, как результат нарушения кровообращения в ткани опухоли. Прицельная К. Т. пирамиды височной кости, произведенная в костном режиме, выявляет конусообразное расширение внутреннего слухового прохода основанием к интракраниальному пространству. Кроме того, КТ пирамиды височной кости позволяет до операции определить изменения, вызванные опухолью во внутреннем слуховом проходе, визуализировать топографию лабиринта, купола яремной вены, степень пневматизации. Эти данные необходимы для планирования микрохирургического удаления опухоли не только из интракраниального пространства, но и из просвета внутреннего слухового прохода, тем самым прогнозируя радикальное удаление опухоли. МРТ несет большую информация в отношении интракраниальной части опухоли. Около 2/3 опухолей имеют пониженную плотность по сравнению с мозговой тканью в режиме Т1 и 1/3 выглядят изоплотностными. МРТ также обеспечивает адекватную визуализацию структур лабиринта, границу распространения опухоли во внутреннем слуховом проходе, топографию купола яремной вены и у некоторых групп больных для операционного планирования является более предпочтительной, чем КТ.

Анализ богатого клинического опыта лечения больных с невриномами слухового нерва, которого нет ни в одной нейрохирургической клинике мира, позволил определить три варианта лечения данной патологии:

  • Наблюдение
  • Удаление опухоли микрохирургическим методом
  • Радиохирургия

Наблюдение пациентов с невриномами слухового нерва

Наблюдение как способ ведения больного с невриномой слухового нерва осуществляется в диагностическом отделении Центра и основывается полностью на доброкачественной природе этих опухолей. Исследования наблюдаемых пациентов показали весьма вариабельные темпы роста неврином (от 0 до 30 мм/год) со средним значением 1,42 мм/год. Число опухолей, не давших рост на протяжении 3 лет в среднем составляет 43%, а в исключительных случаях наблюдается ее регресс (общая частота 5% из всех случаев). Три фактора учитывается при принятии решения о наблюдении за больным:

  1. ФАКТОР ПАЦИЕНТА: его возраст, неврологический и соматический статус, мотивация (боязнь операции или облучения), ожидаемый результат. Боязнь возможных послеоперационных осложнений приводит к отказу от операции. В этом случае пациент также оставляется под наблюдение.
  2. ФАКТОР ОПУХОЛИ: её размер, морфология, биология, склонность к быстрой прогрессии, наличие гидроцефалии, наличие других опухолей головного и спинного мозга.
  3. ФАКТОР ВРАЧА: опытность хирурга в лечении неврином слухового нерва, предпочтения врача относительно существующих методов лечения (хирургического или радиохирургического), доступность хирургического метода лечения. Наблюдение за пациентом с невриномой слухового нерва возможно тогда, когда жалобы и клинические проявления заболевания минимальны, полностью сохранены его трудоспособность и социальная адаптация. По данным различных методов нейровизуализации (МРТ и КТГ) размеры опухоли у этой группы пациентов минимальны, отсутствует её прямое воздействие на окружающую мозговую ткань, в первую очередь, на ствол головного мозга. Оставляя пациента под наблюдение, в Центре осуществляется постоянный и регулярный контроль как за его состоянием, так и за ростом опухоли. Контроль прогрессии опухоли осуществляется при помощи магнитно-резонансной томографии.

Хирургическое лечение неврином слухового нерва

Целью хирургического лечения пациента с невриномой слухового нерва является её радикальное удаление с минимумом осложнений и сохранением всех функций черепных нервов, в том числе слуха. Эта цель в условиях Центра является реальной, так как существуют все условия для её выполнения: хорошо обученные нейрохирурги и анестезиологи, современное оборудование операционных (микроскопы, высокоскоростные боры, нейромониторинг двигательных нервов, в том числе — лицевого, стволовых вызванных слуховых потенциалов, потенциала действия слуховых нервов) и отделения интенсивной терапии. Основным методом лечения неврином слухового нерва был и остается микрохирургический метод их удаления. Наиболее традиционным и широко принятым является метод хирургического удаления с использованием одного из следующих доступов: субокципитального ретросигмовидного, транслабиринтного и доступа через среднюю черепную ямку. Каждый из этих доступов имеет свои показания и относительные противопоказания и выбирается в зависимости от локализации и размера опухоли, предпочтений и опыта хирурга, возможности сохранения функций слухового и лицевого нервов. В Центре Нейрохирургии широко используется ретросигмовидный доступ, предполагающий подход к опухоли через трепанационное окно в чешуе затылочной кости. Основным недостатком этого доступа является необходимость тракции мозжечка и ограничения визуализации латеральных отделов внутреннего слухового прохода. Последний недостаток устраняется применением эндоскопической ассистенции, использование которой при удалении неврином слухового нерва становится обязательным компонентом операции. Тотальное удаление опухоли достигается во всех случаях маленьких и средних неврином слухового нерва при нулевой летальности и снижении функции лицевого нерва в послеоперационном периоде не более чем у 5% больных. При лечении больных с большими невриномами слухового нерва, то есть основного контингента Центра Нейрохирургии, целью хирургического лечения также является их тотальное удаление. Но в некоторых случаях решить эту задачу не удается. Главной причиной субтотального или частичного удаления является интимное сращение невриномы с окружающими нейроваскулярными структурами, что не позволяет мобилизовать опухоль без их повреждения. Другой причиной частичного удаления является богатое кровоснабжение больших неврином слухового нерва, осуществляемое из вертебро-базиллярного бассейна. Частичное удаление опухоли значительно снижает риск развития послеоперационного неврологического дефицита, в том числе периферического пареза лицевого нерва. В этих случаях целью удаления опухоли является уменьшение её до таких размеров, которые позволили бы в послеоперационном периоде провести курс лучевой терапии (радиохирургии или радиотерапии) для профилактики продолженного роста опухоли.

Облучение неврином слухового нерва

Первые попытки облучения неврином слухового нерва в Центре Нейрохирургии предпринимались еще в конце прошлого века, но настоящий прорыв произошел только после открытия радиологического отделения. Широкое использование методов стереотаксической радиохирургии (гамма-нож) и фракционной стереотаксической радиохирургии (радиотерапии) позволили поменять как тактику лечения неврином вообще, так и хирургического лечения. Для облучения неврином слухового нерва в Центре используются только внешние источники излучения. Целью лучевой терапии является контроль роста опухоли. Стабилизация процесса и даже уменьшение размеров наблюдается в 85 — 94% случаев, что соответствует мировым данным. Другим критерием эффективности лучевой терапии является высокий (до 98%) показатель отсутствия операции после проведения облучения. При стереотаксической радиохирургии доза излучения подводится единой фракцией либо на установке «Гамма-нож», либо на линейном ускорителе Стереотаксические методы используются для высокоточного подведения дозы в соответствии с формой и локализацией опухоли, что сопоставимо с хирургической техникой. Радиохирургическому лечению подвергаются пациенты, у которых размер опухоли не превышает 30 мм, так как облучение более крупных неврином хотя и возможно, но сопряжено с высоким риском развития послелучевых осложнений. Облучению подвергаются как первичные пациенты, так и перенесшие операцию частичного удаления опухоли. При радиотерапии излучение подводится несколькими фракциями. Наведение производится как с использованием стереотаксиса, так и системы трёхмерных координат. Из всех методов лечения неврином слухового нерва фракционированное облучение используется в последнюю очередь, чаще, как дополнение к хирургическому лечению при не полном удалении опухоли. Метод радиохирургии в Центре Нейрохирургии появился сравнительно недавно, но уже показал высокую эффективность. Появившись как альтернатива хирургическому лечению, на сегодняшний день он занимает место одного из методов лечения неврином слухового нерва, часто являясь продолжением хирургического лечения. К этому методу лечения мы обращаемся тогда, когда возраст пациента превышает 65 лет, имеется соматическая патологии, не позволяющей провести оперативное лечение, имеется факт нерадикального оперативного вмешательства и/или рецидивирования опухоли, либо пациент по каким-то причинам не приемлет хирургического лечение. При всех вышеуказанных параметрах размеры опухоли не должны превышать 30 мм, включая интраканаликулярный компонент. Обычная максимальная доза радиации при клиническом использовании радиохирургии составляет 20−34 Гр, минимальная 12 Гр. Часть клеток, несомненно, погибает и подвергается лизису, уменьшая тем самым размеры опухоли. Остающиеся жизнеспособные клетки теряет способность репродукции. Эндотелиальная пролиферация и гиалинизация сосудистой стенки приводят к снижению накопления контраста в опухоли при исследования после лечения. Уменьшение размеров опухоли происходит в 42−75% случаев, при этом в 20−40% наблюдений размеры опухоли остаются неизменными. В 20% наблюдений опухоли продолжает свой рост после лечения. Осложнениями радиохирургии могут быть кратковременные преходящие неврологические нарушения. Наиболее грозным осложнением радиохирургии является развитие гидроцефалии, требующей проведения шунтирующих операций в 3 — 13% случаев.

Результаты лечения и осложнения

В Центре нейрохирургии ежегодно оперируется более 200 больных с невриномами слухового нерва. Максимально точная предоперационная топическая и морфологическая диагностика, выбор адекватного хирургического доступа и применение микрохирургических методов с эндоскопической ассистенцией позволили в последнее десятилетие максимально снизить показатели послеоперационной летальности. В разные годы она не превышает 2% в далеко зашедшей стадии заболевания, соответствуя общемировому уровню 1 — 3%. Частота рецидивирования колеблется oт 0% до 8%, составляя в среднем 2%. Основной причиной развития рецидива является нерадикальность операции, когда по тем или иным мотивам оставляются фрагменты опухоли в области боковой поверхности ствола мозга, крупных сосудов (в основном из-за риска развития нарушений кровообращения) или в области внутреннего слухового прохода. Наиболее частыми послеоперационными осложнениями являются:

  • Послеоперационная ликворрея — до 10% наблюдений
  • Менингит — до 3% наблюдений.
  • Послеоперационные кровоизлияния (гематомы) - до 2% случаев.
  • Послеоперационные головные боли - у 5% больных, развиваются в основном после применения ретросигмовидного доступа.

Дальнейшее улучшение результатов лечения больных с невриномами слухового нерва возможно только на основе комбинированного использования хирургических и лучевых методов с учетом всех особенностей болезни.

www.nsi.ru

Невринома слухового нерва. Как с ней жить и бороться? | Красота и здоровье

Кому-то эти подробности, может быть, и неинтересны. Ещё раз подчеркну (по себе знаю): поиск в Сети информации «из первых уст» от переживших хирургическое удаление невриномы почти бесполезен. На форумах чаще общаются те, у кого появились серьезные осложнения после операции, — читать это перед госпитализацией ужасно! Хочется положительной информации, а её нет. Именно поэтому я и пишу — чтобы она была.

Понять мои эмоции, с которыми я ехала в Москву в НИИ Бурденко, можно только пережив нечто подобное. Впереди — полная неизвестность, когда не знаешь, какой будет твоя жизнь — жизнь молодой, интересной, строящей планы женщины — через 2 дня, да и будет ли она вообще (нейрохирург не исключал и такой исход).

После долгой процедуры госпитализации я попала в 5-е отделение, в свою палату № 6. Обстановка и атмосфера в отделении мне показались спокойными: тихо, уютно, чисто, комфортно. Пациенты ходят по коридору, пьют чай, смотрят телевизор, общаются с родными. Головы не перебинтованы, просто на области операции приклеено некое подобие пластыря, а некоторые и вовсе без него. Лысых нет.

На следующий день — беседа с лечащим врачом. Операция завтра. Я задала все заготовленные вопросы и узнала: лицевой нерв по возможности постараются не задеть (многое ещё зависит от локализации опухоли), брить будут только участок за ухом, кости черепа поставят на место и сделают аккуратный шов, поскольку я молода и хороша собой.

Вечером подписала бумагу, что предупреждена о риске хирургического вмешательства вплоть до самых крайних обстоятельств и мер. Последний прием пищи — обед, несмотря на то, что операция назначена на 5 вечера следующего дня.

В 8 утра я узнаю, что все изменилось, и мне пора. Срочный звонок мужу. Все так быстро, что даже бояться некогда. Медсестра приносит противоэмболические чулки, я ложусь на каталку и мы едем. На часах в коридоре 09:04, в голове — «Ангел мой, иди со мной, ты впереди, я за тобой» и «Отче наш»… Операционная, анестезиолог, капельница, «сейчас Вы…» — да, я уже чувствую, что проваливаюсь…

Очнулась я в реанимации. После операции пациента обязательно переводят в реанимацию. И, как только есть уверенность, что все хорошо, — в палату. Я была там с 14 часов дня операции до 10 утра следующего дня. Первое, что я сделала, когда пришла в себя — проверила, все ли в порядке с лицом. Открыла глаза. Попробовала улыбнуться. Получилось! Ура! Лицевой нерв цел! При выходе из наркоза пришлось нелегко. Зато первый завтрак буквально вернул меня к жизни (почти двое суток не ела!).

Первый день после реанимации я провела в постели, потом врач разрешил садиться, потом — вставать и ходить. У пациентов есть возможность воспользоваться услугами нянечек (за плату): они помогают абсолютно во всем — прием пищи, туалет, гигиена, что-то принести, подать, встать, походить с тобой по коридору и т. д.

Так потянулись дни восстановления и, к счастью, выздоровления. В первые дни ещё кружилась голова, от дыхательных трубок саднило горло, гнусавил голос, была слабость лицевых мышц, голова в области операции была онемевшей и ничего не чувствовала, спать я могла только на левом боку, но с каждым днем я все равно чувствовала себя лучше и лучше. Голова, к моей радости, не была брита полностью — только участок за ухом, так что с распущенными волосами этого вообще не заметно.

Выписали меня ровно через неделю после операции. Мой нейрохирург Вадим Николаевич Шиманский сказал, что жить мне дальше нужно так же, как и жила: противопоказаний нет, самое главное — ничем (ни баней, ни загаром, да вообще ничем) не злоупотреблять. Все в меру. Собственно, как и для всех здоровых людей. Опухоль оказалась непростой, на 100% удалить её не удалось, это было уже опасно. Поэтому через 3 месяца — контрольный снимок, а при отсутствии динамики роста следующий снимок — через год. Ну, а при росте — тот самый гамма-нож.

С моего возвращения домой прошло чуть больше месяца. Ещё на больничном, но я работаю на радио и не смогла удержаться от того, чтобы не попробовать выйти в эфир. Кто бы мог подумать, что я смогу сделать это через 2 недели после трепанации черепа!

Сейчас чувствую себя намного лучше, чем до операции, — прошли ужасные головокружения, восстановилась чувствительность лица, постепенно проходит онемение головы. Только вот слух на правой стороне вернуть, скорее всего, не удастся — слишком сильно слуховой нерв был поврежден опухолью. Но с этим можно жить, уже привыкла.

Зато теперь я понимаю — то, что нам кажется нашей слабостью, уязвимой стороной, запросто может стать нашим преимуществом, именно так произошло со мной. Размер опухоли, который не взялись оперировать местные хирурги, позволил мне попасть в руки прекрасных специалистов с золотыми руками — заведующего 5-м отделением НИИ нейрохирургии имени Н. И. Бурденко, д.м.н. Вадима Николаевича Шиманского и лечащего врача, нейрохирурга Владимира Кирилловича Пошатаева. Спасибо вам, дорогие!

Такую вот я прошла школу жизни. История моей болезни ещё не завершена, но самое страшное позади. Мне повезло, я отделалась лёгким испугом по сравнению с тем, что могло бы быть. К сожалению, не все операции приводят к такому же результату, я знаю и другие истории. Но, несмотря ни на что, желаю всем, кто столкнулся с подобной проблемой, оптимизма, надежды и веры в лучшее. Даже если очень страшно, нужно идти вперед и не сомневаться в тех, в чьих руках ваше здоровье и жизнь. Будьте здоровы!

P. S. По возвращении домой на многих сайтах оставила отзывы о НИИ им. Бурденко со своими координатами. За месяц успела поддержать и проинформировать об операции примерно 10 человек. С удовольствием отвечу и на ваши вопросы, если таковые возникнут.

Теги: головокружение, больница, нервы, хирургия, операция, голова, слух, подготовка, лечение, выбор, здоровье

shkolazhizni.ru

признаки, видео операции по удалению опухоли, последствия после удаления невриномы

Невринома слухового нерва, симптомы и лечение которой будут рассмотрены в настоящей статье, является заболеванием опухолевого характера.

Сама по себе невринома считается одним из широко распространенных опухолевых недугов и относится, по сути, к доброкачественным новообразованиям. Свое начало такая опухоль берет из так называемых шванновских клеток, благодаря чему вторым названием болезни традиционно считается «шваннома».

Новообразования подобного характера могут наблюдаться в различных возрастных группах и по статистике составляют приблизительно 8% первичных опухолей полости черепа. Причем наиболее шванномы развиваются именно в слуховом нерве.

Невринома – опухоль слухового нерва в макроскопическом виде представляющая собой узел, обладающий достаточной плотностью, имеющий овальную форму и окруженный капсулой из соединительной ткани.

Принимая за основу гистологическое строение в медицине различают три типа неврином: ксантоматозные, ангиоматозные и эпителиоидные. Все они, как правило, не инфильтрируют окружающие ткани и весьма редко вызывают их выраженное сдавление.

Переход шванном в злокачественную форму также случается крайне редко.

Проявления невриномы слухового нерва

В силу того, что в большинстве случаев опухоль увеличивается в размерах очень медленно, признаки невриномы слухового нерва могут не проявляться в течение нескольких лет с момента начала болезни. Однако при достижении размера в 1,5 см и дальнейшем увеличении образования оно начинает давать различную симптоматику. При этом точный набор признаков находится в зависимости от того, какие участки мозгового вещества подвергаются сдавлению.

Одними из самый первых признаков заболевания выступают такие проявления, как заложенность, шум и звон в ухе. Что касается слуха, то он постепенно снижается, но, этот процесс происходит крайне медленно, поэтому больной чаще всего просто не замечает такой симптом.

Явное падение слуха, в том числе тугоухость серьезной степени и даже глухота входят в симптомы невриномы слухового нерва при достижении опухолью размеров 2-3 см. В некоторых случаях слух у человека исчезает внезапно, что неизбежно сопровождается таким же внезапным ухудшением самочувствия.

Другими составляющими симптомокомплекса описываемого недуга могут быть тупые или ноющие боли в области лица или уха, нистагм и двоение в глазах, нарушения равновесия, неустойчивость и шаткая походка, нарушения слюноотделения, вкуса и глотания.

При наличии крупной опухоли вестибулярные проблемы развиваются по типу кризов и характеризуются появлением тошноты и развитием сильной рвоты, а также настолько интенсивным головокружением, что зачастую больной не в силах пребывать в вертикальном положении.

Последствия невриномы слухового нерва могут выражаться в виде водянки головного мозга. Это осложнение развивается при значительных размерах опухоли, когда она сдавливает пути оттока ликвора. Подобное состояние грозит повреждениями участков головного мозга, вплоть до некроза.

Диагностика и лечение невриномы слухового нерва

Обычно обнаружение шванномы слухового нерва в начальных стадиях развития происходит случайно, так как никаких симптомов при этом нет. В более поздние сроки из-за медленного нарастания проявлений диагностика невриномы слухового нерва также затруднена.

В целях выявления такого косвенного признака заболевания как расширение просвета внутренней части слухового прохода может быть назначена рентгенография височной кости. Для исследования функции слуха используется аудиометрия, а для регистрации передвижения глаз – электронистагмография.

Визуализировать опухоль и определить ее расположение и размеры позволяет томография головного мозга (либо компьютерная, либо магнитно-резонансная).

При этом при простом КТ-исследовании без использования контрастного вещества можно рассмотреть лишь опухоли размером свыше1 см. Заметить мелкие новообразования можно только при введении контраста.

У больных с диагнозом невринома слухового нерва лечение сводится к двум основным направлениям: консервативное и хирургическое.

К первому относятся два метода: лучевая терапия и выжидательная тактика, во время которой никаких терапевтических процедур вообще не применяется.

Ко второму относится оперативная техника устранения рассматриваемой патологии.

Стоит отметить, что у больных с диагнозом невринома слухового нерва операция, видео которой расположено ниже, считалась стандартом лечения на протяжении 50 лет.

При выжидательной тактике проводится регулярное наблюдение за новообразованием, а также за ростом и динамикой проявлений болезни.

Такой метод, как правило, применяют заболевании невриномой лиц пожилого возраста, при случайном обнаружении болезни во время МРТ, при малых размерах опухоли, а также при слабых клинических проявлениях недуга.

Параллельно можно назначать прием анальгетиков, диуретиков, антивоспалительных средств. Если же невринома резко и быстро растет, то рекомендуется прибегнуть к ее удалению.

Лечение невриномы слухового нерва без операции: лучевая терапия

Основным способом лечения невриномы слухового нерва без операции медики называют лучевую терапию. Одним из ее вариантов является набирающий свою популярность «гамма-нож». При помощи этого метода губительное для опухоли ионизирующее излучение подается непосредственно в место расположения новообразования без каких-либо разрезов.

Сначала под воздействием местного обезболивания на голове больного фиксируется стереотаксическая рама. Затем компьютерной системой планирования облучения по данным компьютерной томографии создается план облучения. Голова пациента фиксируется в системе позиционирования и проводится безболезненный процесс облучения, в ходе которого с человеком поддерживается голосовая связь плюс за его состоянием наблюдают посредством видеокамеры.

Данный способ терапии также с успехом применяется и после удаления невриномы слухового нерва хирургическим путем в целях облучения оставшихся, глубоко расположенных образований, до которых не смог добраться хирург.

Курс лечения таким методом в зависимости от размеров опухли может длиться недели, месяцы и даже годы. Эффективность проводимого облучения периодически контролируется путем проведения компьютерной томографии.

Из побочных эффектов использования гамма-ножа можно выделить боль в месте фиксации рамы и тошноту. В отдаленном периоде могут возникнуть паралич лицевого нерва и проблемы со слухом.

Операция и последствия после удаления невриномы слухового нерва

Операция по удалению невриномы слухового нерва осуществляется под общим обезболиванием и имеет своей целью не только устранение опухоли, но и сохранение целостности нерва, а также предотвращение потери функции органа слуха.

За неделю до проведения хирургического хирургического лечения необходимо прекратить прием нестероидных противовоспалительных средств и других препаратов, разжижающих кровь. За 2 дня до вмешательства больному вводят глюкокортикоиды, а непосредственно перед операцией назначают антибиотики.

Длительность процедуры, как правило, составляет 6-12 часов. При этом само удаление невриномы слухового нерва может проводиться разными способами. Выбор конкретной методики будет зависеть от величины и локализации опухоли.

При применении транслабиринтного доступа в черепе за ухом проделывается отверстие, затем удаляется сосцевидный отросток. Главным минусом такой техники является тот факт, что прооперированное ухо больше не будет слышать.

При ретросигмовидном доступе вскрытие черепа производится со стороны уха, но при этом ближе к затылку. Таким способом можно удалять опухоли любого размера. Что примечательно, при этом не теряется слух.

Осуществление хирургического доступа через среднюю ямку черепа предполагает разрез над ухом. При этом удаление опухоли осуществляют через внутренний слуховой проход.

Последствия удаления невриномы слухового нерва могут выражаться явлениями головной боли, сухости глаз, онемения лица. Как осложнение операции вполне можно ожидать ушной звон и расстройства координации.

Кроме того, как и при других оперативных вмешательствах, последствиями удаления невриномы могут стать инфекционные процессы и кровотечения. Не стоит также забывать и об осложнениях от применения анестезии. Плюс ко всему, также, как и при радиохирургии, у пациентов после операции имеется риск развития паралича лицевого нерва и потери слуха.

Послеоперационный период после удаления невриномы слухового нерва

После удаления невриномы слухового нерва в послеоперационный период назначаются медикаментозные средства, направленные на поддержание работы как всего организма в целом, так и нервной системы в частности. В последствии человеку рекомендуются лекарства, снижающие риск рецидивов.

В реабилитацию обычно входят упражнения по восстановлению двигательной активности мышц лица, а также питание с включением в рацион витамина С и полиненасыщенных жирных кислот, исключением острой, соленой и жирной пищи, кофе и шоколада.

Весь реабилитационный период может составлять от 6 до 12 месяцев. Однако еще в течение последующих 5-7 лет человек должен регулярно проходить МРТ, чтобы убедиться в том, что после операции невринома слухового нерва не образовалась снова.

www.uhogorlonos.info

Невриномы слухового нерва. Мифы и реальность

Ю. Титова:

Здравствуйте, в эфире канал Медиадоктор и программа «Нейрохирургия с доктором Ильяловым». В студии я, Юлия Титова, и автор и главный ведущий данной программы Сергей Ильялов, врач-нейрохирург, радиохирург. Здравствуйте, Сергей.

С. Ильялов:

Добрый вечер. 

Ю. Титова:

Сегодня мы с Вами поговорим о невриномах слухового нерва, развеем мифы и расскажем о реальной ситуации. Но, прежде всего, что же такое невринома слухового нерва?

С. Ильялов:

Юлия, позвольте мне воспользоваться моментом и поздравить Вас, Вашу радиостанцию в Вашем лице с первой годовщиной Вашей работы, пожелать Вам дальнейших успехов. 

Ю. Титова:

Спасибо. 

С. Ильялов:

Что касается неврином, это доброкачественная опухоль, растущая из оболочек вестибулокохлеарного нерва. Иными словами, из оболочек слухового нерва, имеющего еще и вестибулярную порцию. Но чаще всего из вестибулярной порции слухового нерва эта опухоль и берет свое начало. Примечательна эта опухоль тем, что это одна из наиболее часто встречаемых доброкачественных опухолей головного мозга у взрослых. А среди опухолей задней черепной ямки, там, где у нас расположен мозжечок, это наиболее часто встречаемая доброкачественная опухоль. 

Ю. Титова:

Ясна ли природа на сегодняшний день этого заболевания? Что является причиной возникновения?

С. Ильялов:

Природа ясна, в основе ее лежат определенные мутации, возникающие у подавляющего большинства пациентов с течением жизни под воздействием тех или иных внешних факторов. Каких именно, мы заранее не знаем, но мы знаем, что вокруг достаточно много вредных воздействий, начиная с солнечной радиации, электромагнитных излучений и так далее. 

Ю. Титова:

А можно ли обозначить группы риска или людей, которые находятся в данной группе? Какие факторы самые яркие? 

С. Ильялов:

Достоверных факторов риска возникновения неврином не выделено, но можно предположить, что к этому могут быть склонны пациенты, пребывающие достаточно часто в условиях повышенного шума. Безусловно, в группе риска по возникновению неврином пациенты с нейрофиброматозом, это наследуемое заболевание. 

Ю. Титова:

Вы сказали, что чаще всего с невриномой сталкиваются взрослые. Почему? Встречается ли у молодых людей или у детей данное заболевание? 

С. Ильялов:

У детей как раз это заболевание чаще всего как одно из проявлений нейрофиброматоза, то есть наследуемого заболевания, в рамках которого поражаются не только слуховые нервы, причем с двух сторон, но также могут возникать доброкачественные опухоли оболочек головного мозга, спинного мозга, корешков спинного мозга и так далее. 

Ю. Титова:

Одно из первых негативных воздействий, которое приходит на ум, это частое прослушивание громкой музыки. Может ли это спровоцировать развитие невриномы?

С. Ильялов:

Еще раз подчеркну, достоверной связи между прослушиванием громкой музыки и возникновением неврином не установлено. Точно так же, как и не установлено прямой связи между частым использованием мобильных телефонов и возникновением тех или иных доброкачественных или злокачественных опухолей головного мозга. 

Достоверной связи между прослушиванием громкой музыки и возникновением неврином не установлено. Точно так же, как и не установлено прямой связи между частым использованием мобильных телефонов и возникновением тех или иных доброкачественных или злокачественных опухолей головного мозга. 

Ю. Титова:

Это очень страшная история, потому что с телефонами мы часто и спим вместе. 

С. Ильялов:

Слухов по этому поводу очень много, и периодически появляется информация, когда то американские, то британские специалисты что-то устанавливают. Но ни одной достоверной информации я не видел. 

Ю. Титова:

Что говорит о развитии данного заболевания, с чего все начинается?

С. Ильялов:

Учитывая, что невриномы берут свое начало из вестибулярной порции слухового нерва, то есть из той его порции, которая отвечает за проведение вестибулярных импульсов, одним из наиболее частых симптомов является головокружение, периодически возникающие. Они могут быть частыми, редкими, сильными или не очень интенсивными. Другим симптомом является симптом раздражения слуховых волокон. В первую очередь, в виде появления субъективного ушного шума. 

Ю. Титова:

На что похож этот шум?

С. Ильялов:

Он может быть разной интенсивности, разной тональности, это может быть постоянный писк либо низко интенсивный шум. Многих пациентов этот симптом беспокоит достаточно сильно, и это первая жалоба, с которой они обращаются к врачам. 

Ю. Титова:

К сожалению, головокружение может являться симптомом очень многих заболеваний. 

С. Ильялов:

Да, безусловно. 

Ю. Титова:

Но тогда мы должны смотреть в комплексе. То есть это головокружение плюс... 

С. Ильялов:

Конечно. 

Ю. Титова:

К чему может привести безразличие к этим симптомам, к какому серьезному развитию?

С. Ильялов:

Я бы хотел продолжить про симптомы. Учитывая, что поражается слуховой нерв, еще одним из наиболее частых симптомов является та или иная степень снижения слуха, на которую пациенты порой не обращают внимания, когда снижение происходит очень медленно. И только при определенных каких-то обстоятельствах пациенты вдруг обращают внимание, что они, предположим, телевизор или радиопередачу слушают, повернувшись здоровым ухом к источнику звука. Иногда бывает, что слух снижается достаточно быстро. И для пациентов это является тем серьезным поводом, чтобы обратиться к врачам. 

Ю. Титова:

Возьмем людей в возрасте, стариков, наверняка, они эти симптомы воспринимают, как данность, как само собой разумеющееся в силу своего возраста. Но если это все-таки невринома, о которой мы говорим, к чему может привести? 

С. Ильялов:

Не только пациенты, но даже доктора не имеют настороженности на предмет возможного развития невриномы. И порой эти пациенты годами могут проходить те или иные консервативные лекарственные процедуры по поводу так называемой нейросенсорной тугоухости, в основе которой, на самом деле, лежит опухоль. Но лечат их консервативно разного рода сосудистыми препаратами, витаминами, что может влиять на ускорение роста этих опухолей. 

Ю. Титова:

Готовясь к эфиру, я прочитала, что люди, резко вставая с кровати или кресла могут просто завалиться, потеряться в пространстве. То есть это уже говорит о серьезном развитии заболевания или еще нет? 

С. Ильялов:

Скорее, это говорит о степени вовлечения вестибулярного аппарата, о степени его страдания. Дело в том, что вестибулярный аппарат у нас двусторонний, то есть является частью внутреннего уха с правой и с левой стороны. До тех пор, пока есть симптомы раздражения вестибулярного аппарата, это проявляется головокружением и неустойчивостью. Но с того момента, как функция пораженного вестибулярного аппарата выпадает, этот симптом может проходить, потому что вестибулярный аппарат с противоположной стороны берет на себя компенсаторно эту функцию. 

Ю. Титова:

Как Вы уже сказали, данное образование доброкачественное. Что любопытно, оно находится в нашем головном мозге. Зависит ли течение болезни от размеров этой невриномы? Она наверняка сдавливает ткани и сосуды, которые находятся вокруг нее. К чему может привести ее существование у нас в голове? 

С. Ильялов:

Есть много нюансов, но общий принцип развития патологического воздействия этих опухолей проявляется в том, что по мере роста опухоль сначала воздействует на прилежащие структуры, в первую очередь, на сам слуховой нерв, а дальше уже по мере увеличения размеров образования происходит постепенное формирование давления на прочие структуры: на корешок лицевого нерва, на корешок тройничного нерва, на ствол головного мозга, который рядом расположен, на полушарие мозжечка, ножку мозжечка и так далее. То есть на те структуры, анатомические, нормальные, которые расположены рядом. По мере усиления давления к тем проявлениям, про которые мы говорили, могут присоединяться прочие симптомы, которые уже на пике своей выраженности проявляются симптомами повышенного внутричерепного давления, когда внутри полости черепа за счет большого опухолевого объема внутричерепное давление повышается. Это уже может проявляться разного рода головными болями, в крайних случаях тошнотой, рвотой. 

Ю. Титова:

Возможно ли самого себя проверить на наличие этого новообразования?

С. Ильялов:

Методов самодиагностики, к сожалению, не существует. Первое, на что пациенты должны обращать внимание, если у них не было каких-то симптомов, предположим, слух всегда был нормальным, и они обратили внимание, что слух с одной стороны начинает снижаться.

Ю. Титова:

Я Вас перебью по поводу слуха, чтобы сразу разобраться. Слух падает на оба уха или только на одно?

С. Ильялов:

Дело в том, что невринома примерно в 90 % случаев односторонняя опухоль. В 5 % случаев это случайно возникшая двусторонняя невринома, еще в 5 % случаев это невринома при нейрофиброматозе, о котором я уже говорил. Если мы говорим про наиболее часто встречающиеся ситуации с односторонними опухолями, то да, речь идет чаще всего об одностороннем снижении слуха. 

Невринома примерно в 90 % случаев - односторонняя опухоль.

Ю. Титова:

Скажем, наш будущий пациент пришел к врачу с жалобами. Какую диагностику проведет врач, чтобы обнаружить это заболевание?

С. Ильялов:

В первую очередь, нужно обратиться к ЛОР-врачу или к отоларингологу. Существует особо узкая специализация отоларингологов, так называемые отоневрологи, которые помимо осмотра уха, горла и носа могут провести определенные тесты, вестибулярные пробы, которые помогают выявить те или иные признаки поражения вестибулярного аппарата, слухового аппарата и прилежащих структур. Но достоверные признаки можно выявить исключительно при нейровизуализации, то есть при проведении компьютерной либо магнитно-резонансной томографии. 

Ю. Титова:

Может ли невринома отдавать кисты от себя, то есть может ли она распространяться?

С. Ильялов:

Что такое киста? Киста – это полость, заполненная неким содержимым. Невриномы достаточно часто имеют как плотное строение, так и кистозное, либо смешанное, когда в плотной строме опухоли вследствие мелких кровоизлияний по мере их разрешения, рассасывания крови остается полностью заполненная этими продуктами распада крови. Это мы можем увидеть как на МРТ, так и во время операции, когда хирурги эти кисты вскрывают, удаляя их содержимое вместе с основной массой опухоли. 

Ю. Титова:

А если невриномы все-таки были диагностированы, сразу же прибегают к хирургическому лечению или есть какие-то альтернативные методы?

С. Ильялов:

На сегодняшний день существуют три основных тактики. Первая – традиционная, при небольших размерах опухоли допустима так называемая тактика «ждать и наблюдать». Суть ее заключается в том, что пациенту в отсутствие каких-либо значимых для него симптомов предлагают периодическое проведение магнитно-резонансной томографии или компьютерной томографии с тем, чтобы определить, растет опухоль или нет. В случае появления признаков роста решаются вопросы о хирургическом лечении либо о радиохирургическом лечении, предположим, с применением гамма-ножа. Тактика «ждать и наблюдать» традиционно использовалась нейрохирургами в силу того, что хирургическое удаление опухоли было связано и до сих пор продолжает быть связанным с достаточно высокими рисками функциональных нарушений, как полной утраты слуха на пораженное ухо, так и с поражением функции лицевого нерва, который по соседству проходит, что проявляется в асимметрии работы мимических мышц лица – перекос лица.

В принципе, разговоры о том, что опухоль, невринома, однажды появившись, может затем не расти, имеют под собой реальную основу лишь отчасти. Мы можем говорить о том, что такое течение невриномы, скорее всего, можно ожидать у людей пожилого либо даже старческого возраста, когда обменные процессы в организме проходят уже на достаточно низком уровне, и в опухоли, в частности. И такие опухоли, если они выявлены у пациентов старше 75 лет, если они небольших размеров, до сантиметра, предположим, то за ними можно наблюдать. При выявление небольших размеров опухоли у молодого пациента, по большому счету, наблюдение особенного смысла не имеет.

Дело в том, что где-то в конце 90-х, начале 2000-х годов, когда активно развивалась нейровизуализация в виде компьютерной, магнитной томографии, было большое количество публикаций, посвященных наблюдению неврином слухового нерва в динамике. Фактически, сравнивали снимки с интервалом в год, в два, в три и т.д. Но сравнивали либо путем обычного визуального сравнения, либо использовали для этого определенные элементы измерения опухоли на одинаковых срезах. И вроде бы никакой разницы не находили. Отсюда и пошел тот слух, то представление о том, что эти опухоли могут многие годы не расти, не изменяться. Но нужно понимать, что те методы измерения, которые использовались в этих исследованиях, обладали очень большой степенью погрешности. И в последние годы, когда появились возможности измерения нелинейных размеров опухоли, уже измерение объема, оказалось, что процент ложноотрицательных результатов в предыдущих исследованиях достаточно высокий. Поэтому эти опухоли растут очень медленно, разницу в течение года бывает уловить очень сложно.

Но приведу такой пример, если опухоль диаметром всего 1 см увеличивается на миллиметр, это в рамках погрешности измерения линейных размеров. А если разница в объеме при этом составит порядка 30 %, то это уже будет достоверное отличие. И нужно понимать, что у молодого и среднего возраста пациентов эти опухоли будут расти практически наверняка. 

Разговоры о том, что невринома, однажды появившись, может затем не расти, имеют под собой реальную основу лишь отчасти.

Ю. Титова:

Может ли невринома дожить до того момента, когда ее удалять уже небезопасно для здоровья человека? 

С. Ильялов:

Да, может. Дело в том, что риски хирургического удаления этих опухолей возрастают по мере увеличения размеров опухоли. Риски эти связаны как с непосредственным воздействием на прилежащие структуры, опять же, лицевой нерв, так и с воздействием на ствол головного мозга, на возможное формирование гидроцефалии вследствие нарушения нормального оттока спинномозговой жидкости.

Бывают случаи, и до сих пор встречаются, когда пациенты слишком долго не обращаются к специалистам и поступают на хирургическое лечение с гигантскими опухолями, и эти случаи являются в хирургической практике достаточно сложными с точки зрения и оперативного лечения, и последующего реанимационного сопровождения в послеоперационном периоде. 

Ю. Титова:

Вот как поступить в такой сложной ситуации, какие решения принимают врачи?

С. Ильялов:

Начнем с того, что решение должен принимать квалифицированный специалист, квалифицированный нейрохирург, имеющий опыт хирургического лечения подобных опухолей. Нужно понимать, что на сегодняшний день возможности нормальной, своевременной диагностики значительно расширились. Сейчас огромное количество диагностических центров, как государственных, так и частных, хорошо оснащенных. И, в принципе, проблем со своевременной диагностикой этих опухолей на той стадии, когда они не угрожают жизни пациента и, более того, еще не вызывают даже каких-то значимых изменений в здоровье пациента, нет. 

Ю. Титова:

Хочется более подробно разобрать способы лечения, и давайте начнем по порядку. Хирургическое лечение – когда оно максимально эффективное, каким образом проходит операция?

С. Ильялов:

Я позволю себе немножко ответ на Ваш вопрос расширить сразу же. Дело в том, что помимо консервативного наблюдения, которое имеет смысл только в тех случаях, когда у пациента есть высокие риски или даже противопоказания к проведению хирургического лечения, существуют два основных метода. Это либо хирургическое удаление, традиционный метод, который позволяет в идеальном случае удалить всю опухоль целиком. Но при этом хирургическое лечение связано с определенными рисками функциональных нарушений, про которые я уже сказал. Это нарушения слуха, утрата слуха, в большом количестве наблюдений от 50 до 80 %, нарушение функции лицевого нерва разной степени тяжести, при разных размерах опухоли может колебаться от нескольких процентов до 20-25 %. И это является одним из наиболее частых и значимых для пациентов осложнений. А также разного рода осложнения, которые могут сопровождать операцию в целом. Это и риски анестезиологического пособия, и послеоперационный период, и ликворея, и кровоизлияния в ложе удаленной опухоли. И на сегодняшний день глобальная статистика по летальности при подобных операциях колеблется где-то около 1 %. 

Ю. Титова:

Если мы удаляем это новообразование, и все проходит хорошо, вернется ли слух после этой операции? 

С. Ильялов:

Если слух уже утрачен, то он не вернется. Более того, риски рецидива самих опухолей после тотального удаления колеблются в пределах 5-7 %. 

Если слух уже утрачен, то он не вернется. Более того, риски рецидива самих опухолей после тотального удаления колеблются в пределах 5-7 %. 

Ю. Титова:

И, как правило, в течение какого времени проходит?

С. Ильялов:

Это может быть достаточно длительный период времени, измеряемый годами. Но для этого мы должны понимать на основании контрольных МРТ, проведенных после оперативного лечения, что опухоль была удалена полностью, и тогда риск минимальный. 

Ю. Титова:

Но все равно можно сказать, что человек, который пережил операцию по удалению невриномы, должен чаще наблюдаться. Мы все должны наблюдаться у врачей, но в данном случае нужно делать это гораздо чаще. 

С. Ильялов:

Дело в том, что хирургическое удаление опухоли, невриномы слухового нерва часто заканчивается сознательным оставлением мелких фрагментов опухоли либо на стволе головного мозга, либо интимно связанных с лицевым нервом. Хирург специально оставляет для того, чтобы избежать дисфункции этих структур. И вот эти мелкие остатки как раз и служат причиной рецидива. 

Ю. Титова:

Это интересный момент. То есть зачастую удаляют не полностью опухоль, а оставляют кусочек?

С. Ильялов:

Да. 

Ю. Титова:

Давайте поговорим о следующем методе. Если о хирургическом мы сказали с Вами все, давайте поговорим о радиохирургическом, который Вам гораздо ближе. Какова его эффективность, кому показан и кому противопоказан этот метод?

С. Ильялов:

Радиохирургический метод имеет принципиальное отличие от хирургии, и это отличие заключается в том, что опухоль мы не удаляем. Мы облучаем ее, облучаем ее целиком, таким образом, чтобы всю лучевую нагрузку подвести к опухоли, при этом минимизируя лучевое воздействие на все ближайшие прилежащие функциональные структуры - структуры внутреннего уха, вестибулярный аппарат, улитку, лицевой нерв, ствол мозга, мозжечок и так далее. Радиохирургический метод отличается высокой эффективностью. Рецидивы после радиохирургии встречаются примерно в 1-2 % случаях. Это на протяжении времени наблюдения около 10 лет. 

Радиохирургический метод отличается высокой эффективностью. Рецидивы после радиохирургии встречаются примерно в 1-2 % случаях. Это на протяжении времени наблюдения около 10 лет. 

Ю. Титова:

Прекрасная статистика. 

С. Ильялов:

Причем эта статистика достаточно схожа между разными клиниками по всему миру. Это и зарубежная статистика, и уже наша, российская. 

Ю. Титова:

Но, казалось бы, радиохирургию нужно применять в любом случае, потому что цифры хорошие и дают надежду. Но все-таки когда она неприменима или, может быть, дело в чем-то другом?

С. Ильялов:

Существуют ситуации, когда хирургическое лечение имеет преимущество перед радиохирургией и наоборот. Радиохирургическое лечение хорошо при небольших размерах опухоли, оно оправдано в той ситуации, когда те симптомы, которые пациента беспокоят, не имеют значимого влияния на качество его жизни. Предположим, слух снижен, но незначительно, головокружение присутствует, но при этом пациент сохраняет свою трудоспособность. Он не просто сам себя обслуживает, но он и профессионально активен и так далее. В этой ситуации радиохирургия позволяет воздействовать на опухоль, остановив ее рост, во многих случаях сохранив функциональный статус пациента, в короткие сроки, буквально несколько дней после лечения вернуть его к активной жизни. При этом риски функциональных нарушений, в частности, связанных с нарушением слуха, с утратой слуха значительно меньше, чем при хирургии. Мы говорим не столько об утрате слуха, сколько о возможности сохранить тот слух, который у пациента есть на момент выявления опухоли, на момент проведении лечения.

Статистика дисфункции лицевого нерва значимым образом отличается от хирургической статистики и колеблется где-то около нуля. Крайне редкое для нас сейчас осложнение. И в этой ситуации радиохирургия, безусловно, имеет преимущество. Но в случае крупных опухолей, больше 3-3,5 см, которые грубо сдавливают ствол мозга, которые приводят к развитию гидроцефалии и так далее, хирургия однозначно остается методом первого выбора.

И в этой связи следует упомянуть еще об одной тактике лечения, которая в последние годы получила широкое распространение за рубежом и сейчас находит признание и в нашей стране. Это тактика комбинированного лечения крупных неврином слухового нерва, когда первым этапом опухоль удаляется, но удаляется частично с тем, чтобы устранить лишь то компрессионное воздействие, которое она оказывает на прилежащие структуры с тем, чтобы сохранить функцию, предположим, лицевого нерва. Оставшиеся мелкие фрагменты опухоли планово, вторым этапом уже облучаются радиохирургически. 

Ю. Титова:

Ну вот мое сложившееся представление. Радиохирургия максимально эффективна в то время, когда мы невиновну поймали в самом начале ее зарождения, когда она еще не нанесла какого-то урона, когда она не принесла тех симптомов, которые беспокоят пациента. Но если уже есть воздействия на окружающие ее органы, ткани, то тогда хирургически. 

С. Ильялов:

Это воздействие должно быть не просто видно на МРТ, оно должно проявляться симптоматически, и симптомы эти должны быть достаточно грубыми. Вот в этой ситуации хирургия будет однозначно оправдана, а радиохирургия отступает на второй план. 

Ю. Титова:

Но есть ли у радиохирургии негативные последствия, может быть, есть риски или ситуации, когда радиохирургическая операция проходит не очень благоприятно?

С. Ильялов:

Радиохирургия неврином вообще и неврином слухового нерва в частности, как наиболее часто встречающихся вид неврином, имеет одну особенность. Невриномы в ответ на проведенное обучение имеют тенденцию к временному увеличению размеров. Обычно эти изменения видны на контрольных МРТ в сроке, начиная от нескольких месяцев до одного-двух лет после радиохирургии. Нужно понимать, что это не есть истинный рост опухоли. Это обратимая реакция, она ожидаемая. В некоторых случаях, примерно в 2-3 % такое увеличение размеров, особенно когда опухоль исходно была немаленькая, может приводить к значимому увеличению, к усилению симптомов, появлению новых симптомов. И такие пациенты требуют тщательного наблюдения, может быть, даже более частого проведения контрольных снимков. В остальных случаях мы знаем эту особенность, мы ожидаем ее и особого беспокойства по этому поводу не испытываем. Мы всех пациентов информируем о том, что так может быть. 

Невриномы в ответ на проведенное обучение имеют тенденцию к временному увеличению размеров.

Ю. Титова:

Это правильно и честно. Есть ли возможность сделать радиохирургическую операцию в отдаленных регионах, или там все еще делают консервативным методом подобные операции?

С. Ильялов:

Я скажу так: и хирургия, и радиохирургия являются равноправными методами лечения. Либо так, либо иначе можно воздействовать на данную опухоль. Какой метод лечения выберет конкретный врач, какой метод лечения выберет сам пациент либо его родственники, зависит, в первую очередь, от их информированности, от овладения теми или иными способами лечения.

Безусловно, радиохирургическое лечение в нашей стране еще менее доступно, чем традиционное хирургическое удаление. Но, с другой стороны, во многих нейрохирургических центрах все-таки эти опухоли не берутся оперировать в силу серьезных функциональных рисков, которые встречаются при таких операциях. И предпочитают отправлять таких пациентов в специализированные учреждения, предположим, в институт нейрохирургии имени Бурденко. 

Ю. Титова:

Когда ставят диагноз «невринома» или любое новообразование, даже если оно доброкачественное, это не очень приятно. И больше всего пугает все-таки хирургическое вмешательство, радиохирургическое вмешательство, особенно когда вообще непонятно, что это такое. Задает Вам пациент вопрос: а можно вылечить это таблетками или как-то поддерживать в том состоянии, в котором оно есть сейчас, что Вы ответите?

С. Ильялов:

Да, такие вопросы задавали, но достаточно редко. Не существует ни одного метода консервативного лечения этих опухолей, который бы позволял убедительно контролировать их рост и, тем более, добиваться их обратного развития. 

Не существует ни одного метода консервативного лечения неврином, который бы позволял убедительно контролировать их рост и, тем более, добиваться их обратного развития. 

Ю. Титова:

Давайте поговорим о невриноме, которую запустили, может ли она преобразоваться в злокачественную опухоль?

С. Ильялов:

Злокачественные виды неврином встречаются, но это крайне редкий вариант развития. В литературе описано не больше двух десятков подобных наблюдений. 

Ю. Титова:

Но они возможны, и с чем это связано?  

С. Ильялов:

Фактором риска по озлокачествлению является, опять же, нейрофиброматоз, а также какие-то крайне редкие варианты мутаций, которые случайно возникают у подобных пациентов. 

Ю. Титова:

У пациентов, которые пережили операцию, и она прошла благоприятного, какие-то ограничения по жизни возникают? Есть ли от врачей рекомендации по образу жизни?  

С. Ильялов:

Из нейрохирургической практики, в первую очередь, то, что отчасти перешло к нам в радиохирургию - это избегать приема разного рода биостимуляторов, природных либо лекарственных. К природным мы относим настойку женьшеня, элеутерококк, китайский лимонник, из лекарственных препаратов витамины группы В. То есть это те препараты и вещества, которые активизируют все обменные процессы, в частности, это может повлиять и на ускорение роста опухоли. Соответственно, после хирургического лечения, если мы предполагаем наличие хотя бы небольших, незначительных остаточных фрагментов, эти ограничения имеет принципиальное значение.

Нужно понимать, что после хирургического удаления остатки сохраняют свою биологическую активность, а вот после радиохирургии, когда мы облучаем весь объем опухоли, способность опухолевых клеток к дальнейшему росту подавляется. Поэтому на сегодняшний день нет достоверных доказательств того, что прием витаминов группы В после радиохирургического лечения достоверно повышает риск рецидива. Таких данных у нас нет. Тем не менее, мы рекомендуем пациентам по возможности все-таки избегать. 

Ю. Титова:

А если взять молодых людей, молодых пациентов, которые пережили это заболевание. Занятия спортом, активный образ жизни дальше сопровождают этого человека или есть ограничения?

С. Ильялов:

Все зависит от самочувствия пациента. По большому счету, категорических противопоказаний к активному образу жизни у пациента нет. Один из мифов лечения молодых пациентов заключается в том, что хирурги не рекомендуют проведение радиохирургии, мотивируя это тем, что не изучены отдаленные последствия применения того же гамма-ножа - а вдруг она озлокачествится, эта опухоль. Я хочу еще раз сказать об этом. На сегодняшний день нет никаких оснований отказывать молодым пациентам в проведении радиохирургии. Отдаленные результаты радиохирургического лечения, в первую очередь, с применением гамма-ножа изучены уже достаточно хорошо. Существует большое количество научных исследований на больших популяциях пациентов, измеряемых сотнями, под тысячу пациентов, которые наблюдаются в сроке 8-10 и более лет. И никаких данных о том, что у этих пациентов достоверно повышается риск озлокачествления этих опухолей, нет. Те два десятка случаев выявленных злокачественных опухолей - это все, что на сегодняшний день среди почти 70.000 пролеченных пациентов выявлено. 

На сегодняшний день нет никаких оснований отказывать молодым пациентам в проведении радиохирургии. Отдаленные результаты радиохирургического лечения, в первую очередь, с применением гамма-ножа изучены уже достаточно хорошо.

Ю. Титова:

В начале эфира Вы сказали, что у детей также невринома случается, и, как правило, это наследственная история. Как лечат маленьких детей или их не лечат, а тот же наблюдательный метод? 

С. Ильялов:

Возможны два варианта у детей. Если у ребенка есть семейный анамнез, когда родители страдают нейрофиброматозом, и существует уже заранее настороженность в плане возможного развития нейрофиброматоза, у такого ребенка заболевание и поражение слуха не может быть выявлено достаточно рано. И тогда есть возможность, в том числе, для проведения радиохирургического лечения, не прибегая к операции, с тем, чтобы сохранить такому ребенку слух.

У большей же части детей нейрофиброматоз может быть диагностирован не сразу, даже при наличии кожных каких-то знаков, когда родители просто не обращают внимания на эти симптомы, на эти проявления. И одним из проявлений болезни может быть уже достаточно запущенное его течение с признаками повышенного внутричерепного давления, гидроцефалии и так далее, когда выявляется уже больших размеров опухоль, которую приходится удалять только хирургически. 

Ю. Титова:

Педиатр может заметить симптомы?

С. Ильялов:

Да, безусловно, в первую очередь, обращаем внимание на кожные проявления нейрофиброматоза, такой классический пример - это пятна кофе с молоком. 

Ю. Титова:

Где лечить данное заболевание, в России или за границей?  

С. Ильялов:

Мы уже как-то затрагивали этот вопрос, где лечиться. На мой взгляд, это всегда вопрос доверия к конкретному специалисту. Даже не столько клинике, и уж тем более факт пересечения границы не является гарантией хороших результатов лечения. Что касается тех возможностей, которые доступны в России, то они на сегодняшний день абсолютно сопоставимы с аналогичными возможностями в большинстве западных клиник. 

Ю. Титова:

У нас подходит к концу эфирное время, Сергей, давайте резюмируем нашу сегодняшнюю беседу. На что нужно обращать внимание в отношении своего здоровья и данного диагноза, куда идти, к кому идти, и что делать дальше?

С. Ильялов:

Если у Вас или у кого-то из Ваших родных и близких появляется немотивированное головокружение, одностороннее снижение слуха, стойкий упорный шум в ухе, не надо отмахиваться от этих симптомов, не откладывать посещение врача, а идти к ЛОР-врачу или к отоневрологу для прохождения первичного осмотра. В дальнейшем по своей инициативе либо по направлению врача обязательно пройти магнитно-резонансную томографию. Это наиболее информативный метод диагностики неврином, который позволяет большинство вопросов относительно причины возникновения этих симптомов снять. 

Ю. Титова:

А к Вам в клинику можно обратиться?

С. Ильялов:

Можно. 

Ю. Титова:

Можно. Может, расскажете о Вашей практике в отношении этих заболеваний? Как часто приходят люди с этим диагнозом?

С. Ильялов:

Вообще, невриномы слухового нерва в радиохирургической практике, пожалуй, третьи по частоте встречаемости после метастатического поражения головного мозга и после опухолей оболочек головного мозга. Чем невриномы хороши в нашей практике, что тот результат, те функциональные результаты, к которым мы стремимся, очень воспроизводимы и радуют, особенно в сравнении с хирургическим лечением. Поэтому в том случае, если у пациента диагностирована невринома слухового нерва, хорошо бы заручиться, по меньшей мере, двумя мнениями - мнением нейрохирурга и мнением радиохирурга. 

Ю. Титова:

Сергей, спасибо большое, наш эфир подошел к концу. Дорогие друзья, у нас в студии был Сергей Ильялов, врач-нейрохирург, радиохирург, я, Юлия Титова. И как мы выяснили, заболевание встречается очень часто, к сожалению. Обследуйтесь, пожалуйста, обследуйтесь своих близких, отравляйте их к врачам и следите за своим здоровьем. Всего доброго. 

С. Ильялов:

Спасибо. 

 

doctor.ru


Смотрите также